Яндекс.Погода


Неоплата по договору - существенное нарушение, позволяющее требовать расторжения договора, в том числе и договора цессии

Общество обратилось в суд с требованием о расторжении договоров цессии и  истребовании из чужого незаконного владения права требования основного долга и неустойки.

В качестве основания своего иска общество ссылалось на неосуществление бюро оплаты по первой цессии, а также на осведомленность последующих цессионариев о запрете дальнейшей уступки до оплаты по первой.

Суды первой и апелляционной инстанций указали, что неисполнение цессионарием обязательства перед цедентом по оплате за уступленное право требования не может ставиться в обоснование недействительности самой цессии. Суд округа отметил, что данное обстоятельство не является и основанием для расторжения договора (существенным нарушением его условий) по смыслу статьи 450 ГК РФ.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ не согласилась с позицией судов.

В данном случае суды, разрешая спор, отметили, что неоплата не является основанием для признания сделки недействительной, то есть по существу разрешили вопрос о квалификации сделки на предмет её действительности, а не наличия оснований для расторжения. Таким образом, судами рассмотрены не те требования, которые заявлены, что нарушило право истца на судебную защиту в части определения и формулирования предмета иска.

При этом относительно существа заявленных требований Судебная коллегия отметила следующее.

По смыслу пункта 2 статьи 450 ГК РФ основанием для расторжения договора в судебном порядке по требованию одной из его сторон является существенное нарушение договора другой стороной. Применительно к соглашениям купли-продажи у судов выработана позиция, согласно которой неоплата покупателем цены договора в согласованный сторонами срок свидетельствует о таком существенном нарушении, поскольку без оплаты товара соответствующие отношения по купле-продаже теряют для продавца смысл, в связи с чем он в значительной степени лишается того, на что был вправе рассчитывать при заключении договора.

 При этом тот факт, что продавец может защитить свои права путём взыскания долга, сам по себе не препятствует предъявлению требования о расторжении договора как альтернативного способа защиты, выбор конкретного способа защиты находится в воле продавца.

Соответствующий подход к толкованию норм права подлежит применению и к соглашениям, на основании которых происходит уступка (пункт 4 статьи 454 ГК РФ).

Применительно к рассматриваемому случаю обществом заявлены требования о расторжении не только первоначального договора цессии, в рамках которого оно являлось цедентом, но и двух последующих сделок, стороной которых общество не являлось. Соответственно, заявленное требование необходимо разрешать с учётом положений пункта 2 статьи 450
ГК РФ.

В части иска, касающейся лишения прав на спорное требование конечного цессионария, необходимо учитывать, что расторжение первого соглашения в цепочке сделок по уступке затрагивает только стороны такого соглашения и не должно отражаться на правах третьих лиц, в том числе последующих цессионариев. Конкретные обязательственные условия предшествующих соглашений об уступке не должны затрагивать права лиц, не являющихся сторонами данных соглашений, поскольку такие условия носят относительный характер и не могут связывать третьих лиц (пункт 3 статьи 308 ГК РФ).

Дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

С полным текстом судебных актов по делу № А40-172921/2016 можно ознакомиться на ресурсе «Картотека арбитражных дел»: http://kad.arbitr.ru/

Ваш комментарий:
Представьтесь, пожалуйста:

Анти-спам: Выберите животное из списка [кот, лук, сок]

Поиск по сайту
Перерывы в заседаниях
Подписка на новости