Яндекс.Погода


Верховный Суд РФ признал возможным привлечение к субсидиарной ответственности наследников по долгам наследодателя

С таким заявлением в арбитражный суд обратилось ООО «РН-Востокнефтепродукт» в деле о банкротстве ООО «Амурский продукт». Компания пыталась привлечь к субсидиарной ответственности контролирующих лиц несостоятельного должника, в числе которых были гендиректор фирмы и наследники его заместителя, который погиб в автомобильной аварии. Размер солидарных требований составил 273,5 млн рублей, а с наследников – в пределах наследственной массы.

При рассмотрении требования установлено, что в 2015 году ООО «Амурский продукт» осуществляло хищение нефтепродуктов, полученных на хранение, что в последующем привело к взысканию кредиторами убытков с должника и его банкротству. Хищение нефтепродуктов осуществлялось под руководством заместителя руководителя должника. Уголовное дело, возбуждённое в отношении данного лица, прекращено в связи со смертью подозреваемого. Имущество, принадлежавшее погибшему, унаследовали его супруга и дети. 

Суды трёх инстанций посчитали возможным привлечь к субсидиарной ответственности только гендиректора фирмы, поскольку он не организовал работу предприятия и не осуществлял надлежащий контроль за действиями своего представителя, что привело к банкротству организации. В удовлетворении требования о привлечении к ответственности наследников его заместителя суды отказали, мотивировав тем, что данные требования неразрывно связаны с личностью погибшего, в связи с чем на наследников не может быть возложена обязанность по возмещению убытков в порядке субсидиарной ответственности.

Верховный Суд Российской Федерации, рассмотрев спор по жалобе кредитора, указал следующее.

  1. Вопреки позиции нижестоящих судов не имеется каких-либо оснований для вывода о том, что обязанность компенсировать своё негативное поведение (возместить кредиторам убытки), возникающая в результате привлечения к субсидиарной ответственности, является неразрывно связанной с личностью наследодателя. Равным образом гражданское законодательство не содержит запрета на переход спорных обязательств в порядке наследования.

Следовательно, долг наследодателя, возникший в результате привлечения его к субсидиарной ответственности, входит в наследственную массу. Иное толкование допускало бы возможность передавать наследникам имущество, приобретенное (сохраненное) наследодателем за счет кредиторов незаконным путем, предоставляя в то же время такому имуществу иммунитет от притязаний кредиторов, что представляется несправедливым.

  1. Для реализации права кредитора на судебную защиту не имеет значения момент предъявления и рассмотрения иска о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности: до либо после его смерти. В последнем случае иск подлежит предъявлению либо к наследникам, либо к наследственной массе и может быть удовлетворён только в пределах стоимости наследственного имущества.
  2. То обстоятельство, что на момент открытия наследства могло быть неизвестно о наличии соответствующего долга наследодателя, также само по себе не препятствует удовлетворению требования, поскольку под долгами наследодателя понимаются не только обязательства с наступившим сроком исполнения, но и все иные обязательства наследодателя, которые не прекращаются его смертью. Соответственно, риск взыскания долга, связанного с привлечением к субсидиарной ответственности, также возлагается на наследников.

С полным текстом судебных актов по делу № А04-7886/2016 можно ознакомиться на ресурсе «Картотека арбитражных дел»:  http://kad.arbitr.ru/

Поиск по сайту
Перерывы в заседаниях
Подписка на новости