Яндекс.Погода


ВС РФ о привлечении руководителя организации к субсидиарной ответственности за неподачу заявления о признании организации банкротом

Вступившим в законную силу решением суда с организации в пользу общества взыскано более 6 млн руб. задолженности по договору подряда.

Неисполнение должником судебного акта явилось основанием для обращения общества в суд с заявлением о признании организации банкротом. Производство о банкротстве должника впоследствии прекращено из-за отсутствия средств, достаточных для возмещения расходов на проведение процедур банкротства.

Общество, полагая, что имеются основания для привлечения руководителя организации к субсидиарной ответственности по обязательствам контролируемого им должника (за неисполнение обязанности по подаче в суд заявления о банкротстве должника), обратилось в суд с соответствующим заявлением.

Суды трёх инстанций признали требование общества обоснованным.

Верховный Суд Российской Федерации не поддержал позицию судов, отметив следующее.

Применительно к гражданским договорным отношениям невыполнение руководителем требований Закона о банкротстве об обращении в арбитражный суд с заявлением должника о его собственном банкротстве свидетельствует, по сути, о недобросовестном сокрытии от кредиторов информации о неудовлетворительном имущественном положении юридического лица. Подобное поведение руководителя влечёт за собой принятие несостоятельным должником дополнительных долговых обязательств в ситуации, когда не могут быть исполнены существующие, заведомую невозможность удовлетворения требований новых кредиторов, от которых были скрыты действительные факты, и, как следствие, возникновение убытков на стороне этих новых кредиторов, введенных в заблуждение в момент предоставления должнику исполнения.

Исходя из этого в пункте 2 статьи 10 Закона о банкротстве, действовавшем ранее, и статье 61.12 Закона о банкротстве, действующей в настоящее время, законодатель презюмировал наличие причинно-следственной связи между обманом контрагентов со стороны руководителя должника в виде намеренного умолчания о возникновении признаков банкротства, о которых он должен был публично сообщить в силу Закона, подав заявление о несостоятельности, и негативными последствиями для введённых в заблуждение кредиторов, по неведению предоставивших исполнение лицу, являющемуся в действительности банкротом, явно неспособному передать встречное исполнение. Субсидиарная ответственность такого руководителя ограничивается объёмом обязательств перед этими обманутыми кредиторами, то есть объёмом обязательств, возникших после истечения месячного срока, предусмотренного пунктом 2 статьи 9 Закона о банкротстве.

В данном случае, удовлетворяя требование общества, суды исходили из того, что руководитель должен был инициировать процесс банкротства должника в течение месяца после вступления в законную силу судебного решения о взыскании задолженности по договору подряда (после 30.04.2015), чего он не сделал.

На иной период возникновения обязанности по подаче в суд заявления о несостоятельности должника общество не ссылалось и соответствующие обстоятельства не доказывало.

При таких обстоятельствах у судов не имелось оснований для возложения на руководителя организации субсидиарной ответственности за неподачу заявления о банкротстве по обязательствам должника, вытекающим из договора подряда, возникшим до 30.04.2015.

Требование о привлечении руководителя к субсидиарной ответственности по каким-либо другим обязательствам должника или по основанию, связанному с доведением должника до банкротства, общество на разрешение суда не передавало, такого рода обстоятельства не приводило и не обосновывало.

С учётом изложенного требование общества, исходя из сформулированных им самим оснований и предмета заявления, не подлежало удовлетворению.

 

С полным текстом судебного акта по делу № А40-155759/2017 можно ознакомиться на ресурсе «Картотека арбитражных дел»:  http://kad.arbitr.ru/

 

Поиск по сайту
Перерывы в заседаниях
Подписка на новости