Яндекс.Погода


Верховный Суд приравнял мировое соглашение супругов о разделе общего имущества к брачному договору в рамках банкротства

В марте 2016 года суд общей юрисдикции утвердил заключённое супругами (Тарасов и Шумакова) мировое соглашение, предусматривающее раздел совместно нажитого в браке недвижимого имущества. По условиям мирового соглашения Шумакова получила в собственность нежилое помещение и земельный участок без какой-либо компенсации Тарасову.

В мае 2016 года арбитражный суд возбудил производство по делу о несостоятельности (банкротстве) Тарасова. После этого должник подал заявление об исключении из конкурсной массы здания и земельного участка, сославшись на принадлежность этого имущества Шумаковой.

Отказывая в удовлетворении заявления, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что судом общей юрисдикции фактически утверждён заключённый супругами брачный договор, о наличии которого кредиторы не поставлены в известность; статус общей совместной собственности супругов на земельный участок не изменился; имущество, находящееся в собственности супругов, подлежит реализации в процедуре банкротства одного из них.

Суд округа, напротив, указал, что вывод судов о заключении супругами брачного договора противоречит существу вступившего в законную силу судебного акта об утверждении мирового соглашения и носит ошибочный характер. Суд также не согласился с выводом судов о сохранении режима совместной собственности супругов на спорное имущество после утверждения мирового соглашения, указав на отсутствие оснований для включения его в конкурсную массу должника.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ отменила судебный акт окружного суда и признала законной позицию судов первых двух инстанций.

В рассматриваемом случае, определяя судьбу совместно нажитого имущества без расторжения брака, супруги по сути заключили соглашение о разделе общего имущества (пункт 2 статьи 38 Семейного кодекса РФ). С учётом схожести признаков такого соглашения с признаками брачного договора (статья 40 Семейного кодекса РФ) к спорной сделке подлежали применению правила указанных договорных конструкций (статья 5 Семейного кодекса РФ).

Статьёй 46 Семейного кодекса РФ предусмотрены специальные гарантии прав кредиторов супругов. По смыслу данной нормы, являясь двусторонней сделкой, спорное соглашение связывает только супругов, при этом ухудшение имущественного положения супруга-должника в результате исполнения такого договора не влечёт правовых последствий для не участвовавших в нём кредиторов должника (пункт 3 статьи 308 Гражданского кодекса РФ).

Суды первой и апелляционной инстанций, учитывая, что на момент утверждения мирового соглашения (менее чем за два месяца до возбуждения дела о банкротстве) должник имел признаки несостоятельности, установили, что единственной целью заключения мирового соглашения, предусматривающего отчуждение недвижимого имущества, являлось его сокрытие от обращения взыскания со стороны кредиторов.

Поскольку статус спорного имущества как общего имущества супругов для кредиторов должника не изменился, оно подлежало реализации в процедуре банкротства должника по правилам статьи 213.26 Закона о банкротстве.

 

С полным текстом судебных актов по делу № А03-7118/2016 можно ознакомиться на ресурсе «Картотека арбитражных дел»: http://kad.arbitr.ru/

 

Поиск по сайту
Перерывы в заседаниях
Подписка на новости