Яндекс.Погода


О цели квалификационного экзамена на должность судьи

(статья опубликована в журнале «Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации» в № 9 за 2006 год)


     В соответствии с пунктом 1.1 Положения об экзаменационных комиссиях по приему квалификационного экзамена на должность судьи (утверждено 15 мая 2002 года Высшей квалификационной коллегией судей Российской Федерации) экзаменационные комиссии проводят квалификационный экзамен, цель которого - установить наличие у претендента профессиональных знаний, необходимых для работы в суде определенного вида и уровня. В разделе 4 Положения изложен порядок проведения экзамена. Так, за устные ответы и письменное задание, а также по результатам экзамена выставляются следующие оценки: «отлично», «хорошо», «удовлетворительно» и «неудовлетворительно».
     Лицу, сдавшему квалификационный экзамен, комиссия выдает удостоверение установленного образца и выписку из протокола заседания экзаменационной комиссии с оценками (пункт 4.9 Положения).
     Кажется, все просто и ясно. Но давайте посмотрим на этот вопрос с иной позиции.
     Что входит в понятие «профессиональные знания, необходимые для работы в суде»? Формулировка достаточно неопределенная и неоднозначная. При желании сдающему экзамен лицу всегда можно объяснить и доказать, что профессиональных знаний, необходимых для работы в суде, у него маловато. Но можно предположить, что профессиональные знания лицо приобретает, когда уже работает по специальности (адвокат, следователь, эксперт-криминалист, специалист по трудовому праву и т.д.), а до этого он имеет познания нормативных актов и процедуры их применения. Видимо, когда создатели Положения об экзаменационных комиссиях в пункте 1.1 употребили формулировку о цели экзамена - «установить наличие у претендента профессиональных (выделено мной. - Н.М.) знаний, необходимых для работы в суде определенного вида и уровня», то имели в виду все-таки знания претендентом философии и теории права, нормативных правовых актов и умение их применять.
     Я работаю судьей 25 лет. Квалификационный экзамен на должность судьи не сдавал, тогда этого не требовалось, а квалификационных коллегий судей и экзаменационных комиссий при коллегиях не существовало. То, что они сейчас есть, - правильно. Но так ли уж нужно и важно экзаменационной комиссии выставлять оценку знаниям претендента на должность судьи? Каждый из нас был студентом, сдал в общей сложности несколько десятков экзаменов и зачетов и знает, насколько случайными могут быть оценки знаний. Они могут зависеть от настроения преподавателя, самообладания кандидата и множества других моментов. А ведь при прочих равных условиях оценки «отлично», «хорошо» и «удовлетворительно» у кандидатов в судьи при наличии конкурса имеют решающее значение, а именно «быть или не быть».
     Высшим Арбитражным Судом РФ в 2006 году изучена практика взаимодействия арбитражных судов с органами судейского сообщества, в том числе и участия в работе экзаменационных комиссий. При этом некоторые арбитражные суды отмечали не совсем верный подход экзаменационных комиссий к оценке знаний кандидатов в судьи при сдаче квалификационного экзамена. Например, профессиональную оценку знаниям кандидатов в судьи арбитражного суда дают в качестве членов комиссии три судьи этого суда и шесть судей судов общей юрисдикции. Такое соотношение членов комиссии, когда оценка выставляется каждым и выводится средний показатель, на практике приводит к фактической необъективности. Поэтому я полагал бы, что по результатам экзамена комиссия должна давать ответ: «сдал» или «не сдал». Выписку из протокола заседания экзаменационной комиссии следует выдавать экзаменующемуся только по его просьбе, в материалах квалификационной коллегии ее не должно быть.
     В шестом выпуске Вестника Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации опубликована (размещена также на сайте ВККС РФ) статья председателя Экзаменационной комиссии по приему квалификационного экзамена на должность судьи при Высшей квалификационной коллегии судей РФ, доктора юридических наук, профессора В.В. Ершова «Экзаменационные комиссии: большой потенциал и серьезные проблемы». Профессор В.В. Ершов абсолютно прав, когда говорит, что хотя цель экзамена, указанная в приведенном выше пункте 1.1 Положения, и понятна, но «в большинстве случаев ответы на многие правовые вопросы в нормативных правовых актах в силу наличия в них пробелов вообще отсутствуют. Отсюда следует, что претендент и не может продемонстрировать знания того, чего нет в правовой природе». И далее: «... достаточно часто встречаются коллизии между различными российскими нормативными правовыми актами, между международным и национальным правом.... ни Конституция РФ, ни действующие кодексы России не отвечают на вопрос о соотношении общепризнанных принципов и норм международного права и Конституции РФ. Отсюда, как представляется, претендент и не может показать знаний по вопросам, по существу не разрешенным на доктринальном уровне, а также в правотворческой и правоприменительной практике».
     Подводя итог, В.В. Ершов пишет: «Полагаю, что установление знаний у претендента на должность судьи является необходимой, но далеко не единственной целью экзамена (выделено мной. - Н.М.), поскольку судья достаточно часто вынужден принимать решение в условиях существования пробелов и коллизий в нормативных правовых актах. По существу, в настоящее время можно успешно работать в должности судьи только при наличии у судьи аналитических способностей и готовности к научной работе... При таком подходе действительной целью экзамена является не столько установление наличия у претендентов профессиональных знаний о действующих нормативных правовых актах, содержащих исчерпывающие ответы на конкретные практические вопросы, скольковыявление способности (выделено мной. - Н.М.) к аналитическому мышлению, принятию судебного решения в случае отсутствия однозначной регламентации в нормативных правовых актах». В.В. Ершов предлагает обсудить данную проблему с участием широкого круга специалистов и уточнить цель экзамена.
     Нередко бывает, что судья первой инстанции (чаще районного звена), не обладающий достаточной квалификацией в силу личных качеств и профессиональной подготовки, бесконечное число раз откладывает разбирательство дела с целью найти в анналах судебной практики сходную ситуацию или заполучить мнение руководства суда о том, какое принять решение. Порой выносится решение без правовой мотивации с тем расчетом, что вышестоящие инстанции в случае чего его поправят. К слову сказать, за отмену или изменение решения, не очень злостное нарушение сроков рассмотрения в общем-то судью не так часто и сильно ругают, это как бы естественные судебные издержки. Хотя для общества в целом такие издержки неестественны, ибо из таких претендентов и судей быстро формируются неуважаемые ремесленники, а не мудрые вершители правосудия.
     У претендентов на судейское кресло чрезвычайно важно выявлять аналитическое мышление и другие присущие судье способности и по возможности прогнозировать их профессиональное развитие. И делать это нужно с помощью психологического тестирования (психодиагностики), о котором сегодня много пишут, говорят, и даже экспериментируют в судейской среде. А без умения анализировать не может получиться хорошего судьи.
     На мой взгляд, следует пойти еще дальше.
     Кандидат на должность судьи кроме экзамена на знание нормативно-правовых актов и умение их применять должен также проходить испытание по русскому языку. Владение письменной речью сегодня, к сожалению, не является обязательным требованием для назначения судьей. Нет таких учебных программ по навыкам письма для кандидатов в судьи, да и для студентов-юристов тоже. А ведь всем известно, что судебный акт имеет авторитет закона, когда он вступает в силу, поэтому качество его изложения должно стремиться к безупречности и с точки зрения языковой грамотности. Однако на деле далеко не так, и в этом можно убедиться, полистав многотомные дела с копиями решений, поступающих из других судов по заявлениям об оспаривании нормативных правовых актов. Алексей Толстой заметил, что обращаться с языком кое-как - значит и мыслить кое-как: неточно, приблизительно, неверно.
     Таким образом, триада испытаний: на знание нормативных правовых актов; на наличие аналитических способностей; на владение письменной речью - должна составлять, по моему мнению, содержание квалификационного экзамена на должность судьи суда общей юрисдикции и арбитражного суда. В этой связи полагаю, что формулировку цели экзамена, изложенную в пункте 1.1 Положения об экзаменационных комиссиях по приему квалификационного экзамена на должность судьи, необходимо изменить с учетом приведенных выше доводов. Как следствие этого, изменить и раздел 4 Положения, где говорится о порядке проведения квалификационного экзамена.

Поиск по сайту
Перерывы в заседаниях
Подписка на новости