Яндекс.Погода


Конституционный Суд Российской Федерации признал конституционной статью 90 "Преюдиция" УПК, согласно которой "обстоятельства, установленные вступившим в силу приговором или решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем и дознавателем без дополнительной проверки".

Конституционный Суд Российской Федерации признал конституционной статью 90 "Преюдиция" УПК, согласно которой "обстоятельства, установленные вступившим в силу приговором или решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем и дознавателем без дополнительной проверки". Оспорить эту норму пытались Егор и Вера Власенко, которым не удалось добиться отмены судебного решения о переходе права собственности на принадлежавшую им недвижимость к гражданке Ч. Возбужденное против нее милицией уголовное дело о мошенничестве в ходе оформления сделки и регистрации прав собственности было признано судом незаконным на основании принципа "межотраслевой преюдиции": суд согласился с позицией фигурантки, что следствие не имело права давать самостоятельную оценку документам, которые уже были рассмотрены в гражданском процессе. Господа Власенко считают, что такой подход нарушает конституционные права потерпевших от преступлений и злоупотреблений. С этим согласны и в следственном комитете РФ. Представители других органов власти в ходе процесса предлагали КС признать норму конституционной, уточнив пределы ее применения.

Напомним, преюдициальное значение решений по гражданским и арбитражным делам закреплено в ст. 90 УПК с 1 января 2010 года. "Это необходимо для того, чтобы прекратить практику, когда налогоплательщик, выигравший спор у налоговой инспекции, прямо на ступеньках арбитражного суда по тем же эпизодам арестовывался уже за налоговое преступление",— пояснял в ходе принятия поправки депутат Госдумы Андрей Макаров. После ее вступления в силу следствию пришлось прекратить уголовное преследование ряда бизнесменов и чиновников. В частности, в январе 2011 года следственному комитету пришлось закрыть дело замминистра финансов Сергея Сторчака после того, как арбитражный суд Москвы обязал РФ в лице Минфина возвратить $43,4 млн компании—фигуранту дела Сторчака, ЗАО "Содэксим". В то же время, например, Михаилу Ходорковскому на втором процессе по делу ЮКОСа не удалось доказать, что он не может быть обвинен в хищении нефти "дочек" компании, поскольку существует 61 судебное решение, подтверждающее, что эта нефть была куплена законным путем.

Тем не менее в апреле этого года депутат-единоросс Алексей Волков внес новую поправку в статью о преюдиции, предлагая устранить неудобные для правоохранительных органов ограничения, которые мешают "борьбе с рейдерством и мошенничеством". Он предложил дополнить статью механизмом, который позволяет "не признавать преюдициальную силу" за решениями суда, принятыми "в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства", если установленные ими обстоятельства "опровергаются доказательствами, собранными в ходе производства по уголовному делу". Поправка уже вызвала бурную дискуссию в юридическом сообществе и получила отрицательный отзыв правительства РФ.

В защиту принципа преюдиции на процессе в КС выступил и полпред президента Михаил Кротов. Он указал, что злоупотребления нередко допускаются и со стороны тех, кто пытается привлечь государство к разрешению гражданско-правовых споров и добиться возбуждения уголовного дела, проиграв гражданский процесс. Месяц назад тема изменения порядка преюдиции вновь обсуждалась во время встречи представителей правоохранительных органов с президентом Дмитрием Медведевым. Следователь из Петербурга Владимир Ромицын заявил, что неудобная норма "усложняет расследование коррупционных или налоговых преступлений". Дмитрий Медведев хотя и согласился, что этим зачастую "ломаются серьезные работы, которые вело следствие", однако предложил не отменять "взаимосвязь", а "сделать ее более тонкой".

В итоге КС в своем решении пошел по пути, указанному президентом, фактически заблокировав поправку господина Волкова. Он признал оспоренную норму соответствующей Конституции, но лишь в сформулированном вчера истолковании, которым теперь должны руководствоваться правоприменители, в том числе арбитражные суды. КС указал, что "вступившие в законную силу решения судов общей юрисдикции, арбитражных судов не могут рассматриваться как предрешающие в уголовном судопроизводстве выводы о том, имело ли место преступление, а также о виновности обвиняемого" и не препятствуют расследованию фактов и правильному осуществлению правосудия по уголовным делам. "КС не стал поощрять органы следствия в желании поучаствовать в переделе собственности. Он указал, что аннулировать решение суда по гражданскому делу можно только в рамках пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам, если при их расследовании будет установлено преступление против правосудия",— пояснила "Ъ" судья в отставке КС Тамара Морщакова. При этом дело господ Власенко, как указал КС, также может быть пересмотрено на предмет соответствия принятых ранее судебных решений толкованию КС.


Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/1843499
Поиск по сайту
Перерывы в заседаниях
Подписка на новости