Сегодня четверг, 23 ноября 2017 года 03:01
Телефон информационно-справочной службы: 8 (8172) 78-09-14, 78-09-16
Главная страница / Судебная практика / Актуальные вопросы

Гражданин К. (правообладатель) и общество заключили договор отчуждения прав, в соответствии с которым правообладатель передает, а общество приобретает все исключительные смежные права на фонограммы и исполнение произведений, указанных в приложении.

Между обществом (принципалом) и агентством (агентом) подписан агентский договор, которым предусмотрено, что принципал поручает, а агент принимает на себя обязательства совершать от своего имени и по поручению принципала юридические и иные действия, направленные на защиту прав принципала.

В соответствии с обязательствами, принятыми по договору, агентство выявило факт распространения (предложения к продаже) контрафактного диска формата MP3, содержащего фонограммы произведений, исключительные права на которые принадлежат обществу.

Сочтя, что принадлежащие обществу исключительные права на фонограммы нарушены, агентство обратилось с иском в арбитражный суд, заявив от своего имени требование о взыскании компенсации.

Суд первой инстанции признал наличие у общества исключительных прав на спорные фонограммы, установил факт нарушения этих прав ответчиком и удовлетворил иск.

Суд апелляционной инстанции, согласившись с выводами суда первой инстанции о наличии у общества исключительных прав на спорные фонограммы и нарушении этих прав, вместе с тем отменил решение и отказал в удовлетворении искового требования на основании того, что иск подан ненадлежащим истцом.

Суд кассационной инстанции поддержал выводы суда апелляционной инстанции.

По смыслу статьи 1005 ГК РФ и статьи 4 АПК РФ и с учетом общих положений обязательственного права агент вправе обращаться в суд от своего имени только за защитой собственного права, возникшего из сделок с третьими лицами во исполнение указаний принципала или перешедшего к агенту от принципала в порядке уступки права требования.

В рассматриваемом деле заявленное агентом (истцом) требование о защите исключительных смежных прав путем взыскания компенсации направлено на защиту не его собственного права, а права принципала (общества), поскольку в установленном законом порядке исключительные права агенту не отчуждались.

Нарушение исключительных прав вообще не является сделкой, в том числе совершенной агентом во исполнение указаний принципала, а порождает деликтное обязательство (обязательство вследствие причинения вреда), возникшее у предпринимателя вследствие нарушения исключительных смежных прав общества. Обязанность возместить вред, причиненный нарушением, не связана с исполнением или неисполнением договорных обязательств.

Несмотря на то, что свое право на предъявление иска истец обосновал условиями договора, согласно которым правообладатель передал права на получение присужденных денежных средств по искам о взыскании компенсации за нарушение прав принципала, суды пришли к выводу о том, что данного правомочия недостаточно для признания за агентом права на обращение в суд от своего собственного имени с иском о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав правообладателя.

Однако правообладатель вправе обратиться в суд с самостоятельным иском о защите своего нарушенного права в установленном законом порядке. Довод общества о том, что названные судебные акты приняты непосредственно о его правах и обязанностях, не обоснован.

 

(Постановление Президиума ВАС РФ от 19.03.2013 № 13537/12 опубликовано 01.06.2013)

Ваш комментарий:
Представьтесь, пожалуйста:

Анти-спам: Выберите слово из 4 букв [клад, мир, дом]



Информация о делах


Календарь дел

Подписка на новости и актуальные вопросы

Разработка веб-ресурса - ЗАО "Информационная компания "Кодекс" на основе платформы "Кодекс: Сайт"