Сегодня суббота, 25 ноября 2017 года 06:37
Телефон информационно-справочной службы: 8 (8172) 78-09-14, 78-09-16
Главная страница / Публикации

Арбитражная практика. – № 9. – 2013.

 

Зайцева Алена Яковлевна, председатель третьего судебного состава Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда.

 

Носкова Регина Владимировна, консультант отдела анализа и обобщения судебной практики Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда.

 

В последние годы в арбитражных судах возросло количество дел, связанных с защитой интеллектуальной собственности. Результаты интеллектуальной деятельности все больше приобретают статус нематериальных активов компаний и все чаще становятся объектами противоправных действий. С помощью зарегистрированного товарного знака у производителей товаров и услуг возникает возможность препятствовать недобросовестному извлечению посторонними лицами выгоды из репутации бренда, что в свою очередь является предпосылкой для добросовестной конкуренции. Однако от этого количество судебных споров о защите прав на товарные знаки не уменьшается. В настоящее время очень распространено использование популярных лиц, брендов  на различных предметах обихода, но при этом ни производители этой продукции, ни последующие ее реализаторы не имеют на это никаких законных прав. В настоящей статье предлагается анализ наиболее часто встречающихся судебных споров, связанных с охраной прав на товарные знаки, на примере практики Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда, который поможет правообладателям разобраться в предмете и объеме требований, которые они вправе предъявить к нарушителям их интеллектуальных прав.

 

Суд может взыскать компенсацию за каждый случай неправомерного использования товарного знака

Право на товарные знаки составляют одну из разновидностей объектов сферы прав интеллектуальной собственности и относятся к правам на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг, предприятий и информационных систем. Товарный знак - это обозначение, которое служит для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей  (ст. 1477 ГК РФ).

В качестве товарных знаков могут быть зарегистрированы словесные, изобразительные, объемные и другие обозначения или их комбинации. Товарный знак может быть зарегистрирован в любом цвете или цветовом сочетании. Но в то же время символ должен быть таким, чтобы его нельзя было спутать с ранее зарегистрированным брендом.

В настоящее время большой популярностью у потребителей (в особенности у детей) пользуются  товары (одежда, канцелярские изделия, сумки,  посуда) с изображением популярных анимационных героев. Коммерческие компании подхватив эту потребность на каждом шагу производят такие товары, при этом не задумываясь о том, что такие герои являются  самостоятельным результатом творческого труда художника-аниматора. Ему принадлежит и исключительное право на созданный персонаж. И, соответственно, любое его воспроизведение, например, в объемно-пространственной форме, имитирующей персонаж до степени смешения, и его  распространение без согласия правообладателя не допустимо.

Так, по одному из дел компания обратилась в суд с иском о взыскании с предпринимателя денежной компенсации за нарушение прав на товарный знак,  размещенный на товаре – копилке, имитирующем до степени смешения одного из персонажей анимационного сериала. Компания – истец являлась правообладателем комбинированного товарного знака, включающего стилизованное словесное обозначение с названием персонажей анимационного сериала и их графическое изображение.

Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования и признал установленным факт нарушения прав истца действиями ответчика по предложению к продаже товара, на котором размещен товарный знак, имитирующего до степени смешения персонажа анимационного сериала.

Суд, взыскивая с предпринимателя компенсацию за нарушение прав на товарный знак, руководствовался подп. 1 п. 4 ст. 1515 ГК РФ.

Суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения, указав, что  персонаж анимационного сериала может быть признан самостоятельным результатом творческого труда художника-аниматора, которому принадлежит исключительное право на него  (постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.11.2011 по делу № А13-8167/2011).

На основании положений Гражданского кодекса правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (п.3 ст. 1252). Но суды в некоторых случаях не считают  необходимым рассматривать каждый случай в отдельности и взыскивают компенсацию за все правонарушение в целом.

Так, например,  немецкая компания обратилась в арбитражный суд с иском о взыскании с предпринимателя денежной компенсации за нарушение права на товарные знаки, выразившееся в  продаже ответчиком контрафактного товара с изображением персонажей анимационного сериала.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска и посчитал, что истцом не доказан факт нарушения ответчиком исключительных прав компании  на товарные знаки и не имеется оснований для привлечения предпринимателя  к гражданско-правовой ответственности. Суд апелляционной инстанции, напротив, признал доказанным факт нарушения действиями ответчика исключительных прав компании на товарные знаки, выразившимися в продаже контрафактного товара – трех закладок и трех магнитов с изображениями героев анимационного сериала. Апелляционный суд, отменил решение суда первой инстанции и взыскал с предпринимателя   в   пользу компании денежную компенсацию 10 тыс. руб. При этом  суд  апелляционной инстанции учитывал однократный характер нарушения, незначительный объем продукции и отсутствие сведений о ранее допущенных ответчиком нарушениях.

Кассационная инстанция оставила постановление суда апелляционной инстанции без изменения. Суд надзорной инстанции в своем определении  о передаче дела в Президиум  ВАС РФ указал, что, когда нижестоящие суды взыскивали компенсацию в установленном ст. ст.1252 и 1515 ГК РФ минимальном размере, они не учли , что каждый из девяти товарных знаков является самостоятельным объектом исключительных прав, подлежащих защите.  Правообладатель, в силу п. 3 ст. 1252 ГК РФ, требовал взыскания компенсации за каждый случай неправомерного размещения товарного знака, при этом суд вопрос о возможности взыскания компенсации за правонарушение в целом не рассматривал.                                                                      

В результате неправильного исчисления компенсации за незаконное использование принадлежащих истцу товарных знаков, суды апелляционной и кассационной инстанции взыскали по настоящему делу компенсацию за нарушение исключительных прав в размере ниже    низшего    предела,   установленного п. 1 ст. 1515 ГК РФ, что не соответствует разъяснениям, содержащимся в п. 43.3 постановления Пленума ВС РФ  и Пленума ВАС РФ от 26.03.2009  №5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (определение ВАС РФ от 17.09.2012 по делу №А13-8185/2011).

Президиум ВАС РФ  акты судов нижестоящих инстанций отменил и направил дело на новое рассмотрение (постановление от 27.11.2012 по делу № А13-8185/2011).

 

Недопустимо использование одного обозначения, приводящего к смешению двух лиц, реализующих аналогичную продукцию

Использование обозначения, сходного по степени смешения с товарным знаком другого лица в отношении однородных товаров создает угрозу смешения сторон в глазах потребителя.

Так, общество обратилось в суд с иском о пресечении нарушения ответчиком исключительных прав истца на товарный знак и о взыскании с ответчика в пользу истца денежной компенсации за незаконное использование товарного знака. Нарушение выражалось в  использовании зарегистрированного истцом наименования для индивидуализации изготавливаемых для реализации изделий: окон, дверей, лоджий, москитных сеток и солнцезащитных оконных аксессуаров из светопрозрачных пластиковых и алюминиевых конструкций.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска, указав при этом,  что ни в одном из представленных истцом документов нет адреса юридического лица, точно повторяющего адрес правообладателя товарного знака, указанный в свидетельстве на спорный товарный знак. Так же истцом не были представлены доказательства о внесении изменений в свидетельство на товарный знак в части адреса места нахождения правообладателя в порядке, предусмотренном п. 12.4.4 Административного регламента, утвержденного приказом Министерства образования и науки РФ от 12.12.2007 № 346 (далее – Регламент №346).

Суд пришел к выводу о том, что истец не доказал нарушение ответчиком прав истца. В обоснование этого суд сослался на устав ответчика, а также на то, что из представленной истцом рекламной продукции невозможно установить, что выпускал ее именно ответчик, а также тот факт, что рекламировалась продукция ответчика.  Суд счел представленные истцом распечатки с сайта в сети Интернет ненадлежащими доказательствами, так как они не заверены надлежащим образом, выполнены не на русском языке.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции указал, что между обозначением, используемым ответчиком, и товарным знаком истца имеется сходство до степени смешения по фонетическому, графическому и смысловому признакам. Так же суд отметил, что товары, производимым истцом и ответчиком, являются однородными.

Апелляционная коллегия посчитала, что факт обращения ответчика в палату по патентным спорам с заявлением, содержащим возражения относительно регистрации упомянутого товарного знака, с приложением документов, подтверждающих факт использования спорного обозначения ответчиком в его хозяйственной деятельности, является одним из доказательств незаконного использования ответчиком товарного знака истца. Апелляционный суд учел при этом, что согласно протоколу заседания коллегии Палаты по патентным спорам ответчику было отказано в удовлетворении возражений, правовая охрана товарного знака по зарегистрированному истцом свидетельству оставлена в силе. Суд сделал вывод о том, что представленные истцом доказательства - рекламная информация, распечатки с сайта в сети Интернет, не противоречат приведенным нормам процессуального законодательства, а имеющаяся в них информация ничем не опровергнута.

Апелляционный суд счел также ошибочным вывод суда первой инстанции о недоказанности факта принадлежности истцу спорного товарного знака в связи с несоответствием адреса, отраженного в уставе истца и свидетельстве на спорный товарный знак. При этом суд сослался на то, что имевшая место неточность в указании адреса истца на момент регистрации товарного знака впоследствии устранена.

Поддерживая  выводы суда апелляционной инстанции, суд кассационной инстанции указал, что использование ответчиком спорного обозначения приводит к смешению истца и ответчика в гражданском обороте у потребителя упомянутого товара, что является нарушением  прав истца и требований закона (постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда  от 20.05.2011 по делу № А52-4216/2010).

 

Факт распространения контрафактного товара, содержащего товарный знак, является основанием для взыскания компенсации

При определении факта нарушения права на использование товарного знака  в названии средств массовой информации необходимо установить обстоятельства создания и регистрации их в качестве юридических лиц, обстоятельства, связанные с регистрацией и изданием СМИ, использующих в своем названии спорное обозначение. Все эти обстоятельства  являются существенными и подлежат установлению судом.

Так, по одному из дел организация обратилась в суд с иском к предприятию о прекращении нарушения исключительного права на товарный знак, и о запрете использования товарного знака на  печатной продукции, выпускаемой ответчиком. По мнению истца, ответчик незаконно использовал в названии выпускаемой им газеты товарный знак, правообладателем которого являлся истец.

Ответчик же считал, что он использует спорный товарный знак на законных основаниях, а именно по зарегистрированному Роспатентом лицензионному договору с истцом. Однако судом было установлено, что решением ФГУ "Палата по патентным спорам", утвержденным руководителем Роспатента, правовая охрана товарного знака  по свидетельству была признана недействительной полностью, поскольку она была предоставлена с нарушением действующего законодательства. Других доказательств, свидетельствующих о правомерности использования заявленного истцом товарного знака, ответчиком не представлено.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционной инстанцией,  исковые требования удовлетворены, признан факт неправомерного использования товарного знака при издании газеты ответчиком. На него была возложена обязанность прекратить нарушение исключительного права организации на товарный знак, в том числе запрещено выпускать и распространять печатную продукцию с использованием спорного обозначения.

Дополнительным решением суд запретил ответчику выпускать и распространять газету, но отказал в удовлетворении требований о запрете использования обозначения в иной коммерческой деятельности.

Суд кассационной инстанции отменил судебные акты и признал обоснованным вывод о том, что действие лицензионного договора, заключенного  сторонами, прекратилось в связи с прекращением правовой охраны товарного знака по свидетельству.

Однако суды не исследовали обстоятельства использования спорного обозначения сторонами по делу. Суды не установили, когда была образована организация, с какого времени и каким образом ею используется спорное обозначение, когда создано предприятие, с какого времени и каким образом им используется спорное обозначение. Не были выяснены обстоятельства, связанные с выпуском и регистрацией газет, издаваемых с использованием спорного обозначения, а так же не установлено какое отношение стороны имеют к издаваемым ранее газетам с аналогичным названием, имеет ли место правопреемство в отношении лиц, использовавших ранее спорное обозначение, и участвующих в деле сторон. В результате суд кассационной инстанции отменил акты нижестоящих судов, передав дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (постановление Четырнадцатого  арбитражного апелляционного суда от 03.03.2009 по делу № А52-2651/2008).

Нарушением исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации будет являться любое использование товарного знака, в том числе распространение товара с товарным знаком.

Так, по одному из дел общество обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании  с предпринимателя компенсации за нарушение исключительного права, удостоверенного свидетельством регистрации права на товарный знак. Представителем истца в торговом павильоне предпринимателя был приобретен диск формата MP3, содержащий на полиграфии контрафактную марку НПД. В материалах дела было представлено свидетельство о регистрации права истца на товарный знак марки НПД, подтверждающее факт принадлежности ему исключительного права.

Суд первой инстанции исковые требования удовлетворил, руководствуясь тем, что истцом доказан факт распространения ответчиком контрафактного диска, содержащего товарный знак, в отношении которого общество является обладателем исключительных имущественных прав, без разрешения правообладателя. При снижении размера компенсации суд, исходил из характера нарушения, принципа соразмерности ее размера допущенному правонарушению и степени вины предпринимателя. Апелляционная инстанция согласилась с выводами суда первой инстанции (постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.01.2009 по делу № А05-8783/2008).

Таким образом, сам факт распространения ответчиком без разрешения правообладателя контрафактного диска, содержащего товарный знак, служит основанием для удовлетворения исковых требований о взыскании компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак.

Как видим, сложившаяся система прав на интеллектуальную собственность, дает возможность не только закрепления за авторами инноваций их прав, но и извлечения экономической выгоды. Вместе с тем, прослеживается динамика увеличения количества споров по данной категории дел, что говорит о стремлении добросовестных владельцев товарных знаков отстаивать свои права методами, основанными на законе, а также о возрастании доверия к суду.

Тенденция увеличения исков показала необходимость создания отдельного судебного органа, специализирующегося исключительно на рассмотрении споров по защите прав на интеллектуальную деятельность – Суда по интеллектуальным правам, который начал свою работу с 03.07.2013 (постановление Пленума ВАС РФ от 02.07.2013 № 51 "О начале деятельности Суда по интеллектуальным правам").

 

               Зайцева Алена Яковлевна, председатель третьего судебного состава Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда.

               Носкова Регина Владимировна, консультант отдела анализа и обобщения судебной практики Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда.



Информация о делах


Календарь дел

Подписка на новости и актуальные вопросы

Разработка веб-ресурса - ЗАО "Информационная компания "Кодекс" на основе платформы "Кодекс: Сайт"