Сегодня пятница, 24 ноября 2017 года 01:01
Телефон информационно-справочной службы: 8 (8172) 78-09-14, 78-09-16
Главная страница / Публикации

Арбитражная практика № 03, 2013

 

 Анжела Валерьевна Потеева, председатель Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда

 Татьяна Георгиевна Корюкаева, руководитель секретариата председателя Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда

 

 Иностранное лицо в процессе. Как его известить надлежащим образом

 - Что надо учитывать при извещении лица, находящегося за рубежом

- Как доказать факт надлежащего извещения иностранного лица

- Когда переводить судебные извещения не требуется

 

В последние годы в арбитражном процессе неуклонно возрастает количество дел с участием иностранных лиц. Это влечет за собой необходимость применения особых способов извещения таких лиц, которые в настоящее время хотя и известны, но практика их применения нестабильна ввиду неразрешенности ряда правовых вопросов. В случае если иностранные лица, их органы управления, филиалы, представительства либо их представители, уполномоченные на ведение дела, находятся или проживают на территории России, применяется обычный порядок уведомления, определенный главой 12 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее - АПК РФ). В случае же, если таких органов, филиалов, представительств или представителей у лица не имеется, извещение о судебном разбирательстве производится в особом порядке – установленном международно-правовыми актами либо, в случае отсутствия таких актов – в дипломатическом порядке. Нередко страна является участником нескольких международных Конвенций, принятых в разные годы и содержащих порой взаимоисключающие варианты судебных извещений. В судебной практике существуют несколько путей решения подобных проблем.

 

Порядок извещения иностранного лица зависит от международного акта

Существуют следующие особенности в способах извещения иностранных лиц. Указанные способы регламентируются различными международными Конвенциями и Соглашениями.

Международные акты стран СНГ не требуют перевода извещений на иностранный язык. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенная в Минске 22.01.1993 (далее – Минская конвенция 1993 года) применима в отношении извещения лиц, проживающих или находящихся на территории Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Молдовы, Украины, Туркмении, Узбекистана, Азербайджана, Грузии. К числу преимуществ ее использования следует отнести относительную простоту такого извещения и отсутствие необходимости в переводе и нотариальном заверении пересылаемых документов: суд направляет в территориальный орган Министерства юстиции РФ запрос с просьбой передать в компетентный орган иностранного государства составленные на русском языке поручение и судебные документы.

Извещать иностранных лиц в Армении, Беларуси, Казахстане, Кыргызстане, Таджикистане, Молдове, Украине, Туркмении, Узбекистане, Азербайджане возможно также и в соответствии с Соглашением о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, заключенным государствами – участниками Содружества Независимых Государств 20.03.1992 (далее – Соглашение стран СНГ 1992 года). По указанному Соглашению судебные документы направляются напрямую в суд иностранного государства, рассматривающий хозяйственные и коммерческие споры, с запросом об оказании правовой помощи. Направляемые документы составляются на русском языке, их перевода и нотариального заверения не требуется.

Судебные извещения по международным конвенциям без перевода не исполняются. Положения Конвенции о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским или торговым делам, заключенной в Гааге 15.11.1965 (далее – Гаагская конвенция 1965 года) применяются в судебной арбитражной практике с целью извещения иностранных лиц наиболее часто.

Во-первых, участниками Конвенции являются более 60 государств. Во-вторых, положения данного многостороннего договора предусматривает широкий спектр способов извещения иностранных лиц: а) судебные документы могут направляться  с запросом об оказании правовой помощи в центральный орган запрашиваемого государства, а в случае, если государство не заявило соответствующих возражений – направляться лицам, находящимся за границей по прямым почтовым каналам; б) через судебных и иных должностных лиц запрашиваемого государства или через адвоката, представителя; в) с помощью дипломатических или консульских агентов без применения мер принуждения.

Независимо от того, каким именно способом извещения решил воспользоваться суд, пересылаемые документы должны быть переведены на английский или французский язык, или на тот язык, который государство указало при присоединении к Конвенции (стандартные графы запроса в любом случае указываются на английском или французском языке), заверены гербовой печатью, перевод – удостоверен. Следует учитывать, что при отсутствии перевода судебных документов на официальный язык запрашиваемого государства или иной понятный адресату язык, он может отказаться от их получения.

При направлении документов в центральный орган государства следует помнить, что по правилам Гаагской конвенции 1965 года, один комплект направляемых документов возвращается запрашиваемым государством после исполнения запроса в направивший его суд с подтверждением о вручении (свидетельством), поэтому запрос и документ, подлежащий вручению, должны быть представлены в количестве экземпляров, на один превышающих количество подлежащих вручению судебных актов.

Вручение производится либо в порядке, предусмотренном законодательством запрашиваемого государства, либо по ходатайству заявителя в особом порядке, если такой порядок не является несовместимым с законодательством запрашиваемого государства или если оно не заявило соответствующих возражений.

Российская Федерация заявила, что вручение судебных документов, поступающих от договаривающихся в рамках Конвенции государств, не может быть поводом для взимания или возмещения расходов за услуги по вручению судебных документов. Взимание таких расходов рассматривается как отказ от распространения действия Конвенции и неприменение ее положений к договаривающемуся государству. Такая ситуация сложилась, в частности, в отношении США.

Российский суд вправе вынести решение по делу без получения свидетельства о вручении судебных документов заинтересованному лицу, если документы направлялись способом, предусмотренным Конвенцией, были приняты разумные меры для получения свидетельства о вручении от компетентных органов запрашиваемого государства (например, в их адрес направлялось письмо с напоминанием о необходимости исполнить поручение), но, тем не менее, свидетельство не было получено до истечения шести месяцев с даты направления запроса.

В определенных случаях на судебный документ требуется проставить апостиль. Направление арбитражным судом документов в соответствии с положениями Конвенции по вопросам гражданского процесса, заключенной в Гааге 01.03.1954 (далее – Гаагская конвенция 1954 года) производится довольно редко – в основном, в отношении государств, не являющихся участниками Гаагской конвенции 1965 года или многосторонних договоров, заключенных странами СНГ. Определяя возможный порядок направления  документов в соответствии с Конвенцией 1954 года, в первую очередь целесообразно установить, является ли запрашиваемое государство участником Конвенции, отменяющей требование легализации иностранных официальных документов, заключенной в Гааге 05.10.1961 (далее – Гаагская конвенция 1961 года). Если судебный документ направляется в государство, которое участвует в Конвенции 1961 года, на него должен быть проставлен апостиль в территориальном органе Минюста РФ. Если государство не является участником названной Конвенции, судебный документ подлежит легализации в консульских органах иностранного государства. 

Надлежаще оформленные документы (запрос, судебный акт, подписанный и заверенный гербовой печатью суда, а также их заверенный перевод на официальный язык государства или на тот язык, который государство указало при присоединении к Конвенции) направляются для вручения через компетентные органы иностранного государства в следующем порядке: в случае если документ подлежит легализации в консульских органах иностранного государства, – в Министерство иностранных дел Российской Федерации; в случае если необходимо проставление апостиля – в территориальный орган Минюста РФ. 

Положения Конвенции 1954 года не исключают возможности пересылки документов по прямым почтовым каналам или вручения их через судебных исполнителей, или компетентных должностных лиц, однако, учитывая требования о необходимости легализации таких документов, их целесообразно направлять указанными способами лишь в случае присоединения запрашиваемого государства к Конвенции 1961 года и после проставления апостиля.

Направление судебных документов в соответствии с двусторонними договорами об оказании правовой помощи производится с учетом следующих правил: если в тексте двустороннего договора на основании специального указания определен компетентный орган запрашиваемого государства, документы направляются в территориальный орган Минюста РФ с просьбой направить их по назначению; если в тексте договора установлено правило о направлении документов в дипломатическом порядке – в МИД РФ. В запрашиваемое иностранное государство направляется запрос о правовой помощи с учетом специальных требований к его содержанию, указанных в международном двустороннем договоре о правовой помощи, а также несколько экземпляров подписанного и заверенного судебного акта. Необходимо учитывать, что двусторонним международным договором об оказании правовой помощи могут быть установлены требования о переводе судебных документов на определенный язык. 

В случае если международно-правовой акт об оказании правовой помощи с запрашиваемым государством отсутствует, судебные документы направляются на основе принципов международной  вежливости и взаимности. Такой способ извещения довольно сложен и продолжителен. Надлежаще оформленные документы (запрос и судебный акт), снабженные переводом на официальный язык запрашиваемого государства, направляются в Минюст РФ с просьбой направить документы в МИД РФ для передачи в иностранное государство со ссылкой на принцип взаимности.

 

Двусторонний договор имеет приоритет перед Конвенцией?

Первый вопрос, на который наталкиваются судьи при определении способа извещения иностранного лица за границей, касается установления приоритетности применения положений международных договоров.

Основополагающим документом, регулирующим вопросы применения международных договоров, является Венская конвенция о праве международных договоров от 23.05.1969. Статьей 30 указанного акта закреплено правило, согласно которому, если все участники предыдущего договора являются также участниками последующего договора, но действие предыдущего договора не прекращено или не приостановлено, предыдущий договор применяется только в той мере, в какой его положения совместимы с положениями последующего договора.

Вопрос о том, какой договор подлежит применению в отношениях между государствами, являющимися участниками нескольких международных договоров, может быть решен и в самом международном договоре. Так, в соответствии со ст. 22 Гаагской конвенции 1965 года положения Гаагской конвенции 1954 года в части вручения документов (статьи 1-7) заменяются положениями Гаагской конвенции 1965 года для государств-участников последней.

Следует также учитывать, что двусторонние международные договоры являются специальным нормативным актом по отношению к многосторонним международным договорам регионального и всеобщего характера (п. 3 постановления Пленума ВАС РФ от 11.06.1999 № 8 "О действии международных договоров Российской Федерации применительно к вопросам арбитражного процесса") и, в случае регулирования одного предмета многосторонним и двусторонним договорами, суд применяет первый договор только к тем отношениям, которые не урегулированы двусторонним договором (п. 2 информационного письма ВАС РФ от 22.12.2005 № 96 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов").

 

Условия двусторонних договоров нередко менее удобны, чем аналогичные в Конвенциях

Буквальное прочтение указанных правил приводит к выводу о безусловном приоритете двусторонних договоров перед любыми многосторонними договорами, Минской конвенции 1993 года перед Соглашением стран СНГ 1992 года, а Соглашения стран СНГ 1992 года перед Гаагскими конвенциями 1954 года и 1965 годов в части положений, регулирующих порядок вручения судебных документов. Однако насколько верно такое суждение?

Сомнения авторов проиллюстрируем на конкретных примерах.

При решении вопроса о способе извещения иностранного лица, находящегося или проживающего на территории Республики Кипр, следует исходить из того, что в отношении указанного государства действуют положения Гаагской конвенции 1965 года, вступившей в силу для Кипра с 01.06.1983, или двустороннего договора о правовой помощи по гражданским и уголовным делам 1984 года. Республика Кипр, присоединяясь к Гаагской конвенции 1965 года, не исключила возможности пересылки документов по прямым почтовым каналам и не сделала оговорки о возражениях относительно применимого языка. Таким образом, наиболее удобным и оперативным способом извещения в данном случае будет являться направление судебных документов, переведенных на английский либо французский язык, по почте. Условия же двустороннего договора предусматривают направление судебных документов, переведенных на греческий язык, в дипломатическом порядке, то есть через МИД РФ. Исходя из логики о приоритете двусторонних договоров над многосторонними, следует применять второй из описанных способов извещения. Вряд ли извещение дипломатическим путем, априори гораздо более длительное, чем извещение по почте, да и к тому же и осложненное необходимостью подготовки и заверения перевода на довольно редкий для России иностранный язык, можно считать способом, наиболее отвечающим задаче осуществления судебного разбирательства в разумный срок.

Другой пример. Учитывая, что все государства-участники Соглашения стран СНГ 1992 года являются участниками Минской конвенции 1993 года, и, применяя правило о приоритете положений последнего из указанных договоров, приходим к выводу о непримененимости положений Соглашения стран СНГ 1992 года к вопросу вручения судебных документов в принципе.

 

При извещении участника следует выбирать способ наиболее простой и оперативный

Должен ли суд при решении вопроса о приоритетности применения того или иного акта учитывать дату вступления его в законную силу для каждой из договаривающихся сторон? Если это действительно так, положения Гаагской конвенции 1965 года, вступившей в силу для Российской Федерации в 2001 году, должны быть приоритетны по отношению к положениям двусторонних договоров, Соглашения стран СНГ 1992 года и Минской конвенции 1993 года. Поскольку при присоединении в Гаагской конвенции 1965 года Украина заявила возражения против возможности направления судебной корреспонденции по прямым почтовым каналам, иностранное лицо, проживающее или находящееся на ее территории, возможно известить путем направления запроса о вручении судебных документов в центральный орган государства – Министерство юстиции Украины, приложив заверенный перевод на английский или французский язык. Несомненно, что Минской конвенцией 1993 года и Соглашением стран СНГ 1992 года предусмотрены более удобные и дешевые, с точки зрения отсутствия необходимости осуществлять перевод направляемых документов, способы вручения документов.

Ситуация меняется, если взглянуть на проблему приоритетности применения норм международных договоров, регулирующих отношения по направлению судебных документов иностранным лицам, с несколько иной точки зрения – более узкого определения предмета регулирования каждого из таких международных актов и применения общего принципа права «lex specials derogate lex generals» («специальный закон отменяет общий»).

Действительно, отношения, регулируемые международными договорами, могут несколько отличаться: Соглашение стран СНГ 1992 года регулирует порядок направления судебных документов с целью их вручения компетентными судами; Минская конвенция 1993 года определяет порядок вручения документов запрашиваемым учреждением юстиции; Гаагская конвенция 1965 года – центральным органом, путем направления почтовой корреспонденции, вручение через представителей и др. Если принять во внимание, что в основе каждого способа вручения лежит специфический предмет регулирования, ситуация с конкуренцией положений международных договоров трансформируется в положение о некоем взаимном дополнении положений договоров.

По мнению авторов, при извещении судья может использовать тот возможный применимый способ из арсенала способов, предусмотренных соответствующими актами, который в наибольшей степени отвечает критериям оперативности и льготности условий. Именно интересы участников процесса, их право на рассмотрение судом дела в разумный срок должны быть поставлены во главу угла при решении указанного вопроса. На практике суд старается прибегать к тем способам извещения, которые в наибольшей степени соответствуют критериям упрощенности извещения: отсутствия необходимости осуществления перевода направляемых документов на определенный язык, направления документов через компетентный орган на территории России, а не за границу и т.п.

В тоже время, использование судом одного из возможных способов извещения не обязывает его применять и другие способы, является достаточным для признания его надлежащим при условии его результативности и соблюдения необходимых правил направления документов.

 

По делам публичного характера, документы направляются на началах международной взаимности и вежливости

Вторая проблема, с которой сталкиваются судьи арбитражных судов при определении применимого акта при решении вопроса о порядке извещения иностранного лица, состоит в следующем. Положения большинства международных договоров применяются к передаче документов исключительно по гражданским и коммерческим делам и не подлежат применению в отношении споров, возникающих из экономических отношений публичного характера.

Вопросы извещения по делам, возникающим из отношений хозяйствующих субъектов с государственными и иными органами, регулируются, например, Соглашением стран СНГ 1992 года и некоторыми двусторонними договорами. Если в отношении запрашиваемого государства отсутствуют международные договоры, устанавливающие порядок и способы извещения иностранных лиц по делам публичного характера, судебные документы должны направляться на началах международной взаимности и вежливости.

Хотя могут существовать и альтернативные способы, учитывая разные подходы стран общего и континентального права к разграничению категорий гражданских и торговых дел с одной стороны и административных – с другой.

В ходе опроса государств-членов Гаагской конференции по вопросу о том, какие категории дел в современных условиях могут быть отнесены к гражданским и торговым были получены следующие результаты: большинство государств отнесли к указанной категории дела в сфере нарушения законодательства о конкуренции, в сфере защиты прав потребителей, в сфере регулирования и надзора за финансовыми рынками и фондовыми биржами, в сфере страхования, по спорам о несостоятельности (банкротстве), по трудовым спорам. Большая часть стран возражает против отнесения дел в сфере налогообложения к категории гражданских и торговых. Тем не менее, отсутствие консенсуса в позиции государств относительно сферы действия упомянутых международных договоров не препятствует двум государствам на добровольной основе исполнять запросы о вручении судебных документов или осуществлять их рассылку.

 

Иностранное лицо надо извещать о каждой стадии судебного процесса

Еще одним проблемным вопросом является определение судебных актов, попадающих в категорию, относимую международными договорами и обычаями к «судебным извещениям».

Должен ли суд извещать иностранное лицо в особом порядке, предусмотренном международными договорами, исключительно о принятии искового заявления к производству и назначении даты и времени первого судебного заседания, или также о любых иных принятых судебных актах по делу, ведь в отношении последних можно говорить, что с их использованием суд доводит до заинтересованных лиц информацию о совершении процессуальных действий или об очередном этапе судебного процесса (например, путем вынесения определений о назначении экспертизы, о приостановлении производства по делу, решения суда первой инстанции или постановления суда апелляционной инстанции)?

Смежным с указанным является и вопрос о порядке извещения судом вышестоящей инстанции иностранных лиц при условии отсутствия нарушений порядка извещения таких лиц судом первой инстанции: допустимо ли, учитывая информированность иностранных лиц о судебном процессе, их извещение посредством направления документов по почтовым каналам без использования международно-правовых механизмов?

Данные вопросы приобретают особую остроту при учете возможных нарушений процессуальных сроков и расчете финансовых затрат, возникающих в случае извещения иностранных лиц за границей. Так, примерная стоимость перевода судебного акта, состоящего из 3 страниц текста, и его нотариального заверения на территории Вологодской области составляет 3500 рублей. Указанная сумма значительно увеличивается в случае срочности запроса или необходимости перевода на редкие языки, к которым, в частности, относятся, ввиду отсутствия квалифицированных специалистов на территории Вологодской области, языки стран Северной и Восточной Европы (например, Латвии, Швеции).

Судебная практика в данном случае идет разными путями. Одни суды, в соответствии с концепцией изменений, внесенных в последние годы в АПК РФ в части извещения заинтересованных лиц, полагают возможным однократное извещение иностранных лиц по правилам международных договоров и использование в дальнейшем обычной рассылки судебных актов по почтовым каналам. Другие суды, учитывая отсутствие официальных разъяснений ВАС РФ по данному вопросу, предпочитают соблюдать особый порядок извещения иностранных лиц при направлении любого судебного акта по делу, на каждой стадии арбитражного процесса.

Безусловно, первый подход, в наибольшей степени отвечая критериям оперативности рассмотрения судом спора, имеет один существенный недостаток: будучи извещенными о начавшемся судебном процессе, иностранные лица не имеют возможности отслеживать движение дела на ресурсе ВАС РФ «Картотека арбитражных дел», либо эта возможность оказывается значительно затрудненной необходимостью осуществления перевода.

Техническая возможность размещения в КАД текстов судебных актов одновременно на русском и иностранных языках позволила бы арбитражным судам безусловно применять правило «первого извещения» и в отношении иностранных лиц. Кроме того, учитывая дефицит квалифицированных переводчиков, сложность, а порой и невозможность осуществления перевода на редкие языки, его высокую стоимость в отдельных регионах страны, целесообразным было бы предусмотреть и возможность централизованного перевода судебных актов в ВАС РФ. Такое предложение выглядит весьма актуальным и оправданным, как с экономической, так и с процессуальной точек зрения.

 

 

 



Информация о делах


Календарь дел

Подписка на новости и актуальные вопросы

Разработка веб-ресурса - ЗАО "Информационная компания "Кодекс" на основе платформы "Кодекс: Сайт"