Сегодня четверг, 23 ноября 2017 года 19:48
Телефон информационно-справочной службы: 8 (8172) 78-09-14, 78-09-16
Главная страница / Публикации

О психологическом сопровождении судебной деятельности 


Н.В. Матеров,
председатель Четырнадцатого
арбитражного апелляционного суда, 
Заслуженный юрист РФ

М.А. Черкасова,
психолог-эксперт, 
адъюнкт Вологодского института
права и экономики 


     
     Председатели судов ежемесячно (а то и гораздо чаще) отслеживают работу судей, да еще дважды в год отсылают официальные статистические отчеты в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации. По годовым итогам результаты работы всех судов сравниваются и делаются определенные заключения: кто работал лучше, кто хуже. Основываясь на этих данных, составляются характеристики на судей к присвоению очередного квалификационного класса, иногда для представления к поощрениям и наградам. Бывает, и для решения вопроса о прекращении полномочий. К счастью, последнее случается редко.
     Так уж исторически сложилось, что за основу оценки качества работы конкретного судьи официально берется несколько цифр, в остальном пишутся шаблонные, трафаретные фразы наподобие «с участниками процесса вежлив и тактичен», «постоянно повышает свой профессиональный уровень», «утверждаемость судебных актов выше средних показателей по суду» и т. п. А ведь от качественной работы отдельного судьи зависит оценка деятельности всего суда, всей системы правосудия и косвенно количество обращений граждан в Европейский суд по правам человека.
     Поэтому в судах сложившаяся за годы практика использования только нескольких критериев оценки качества рассмотрения дел судьей, таких как, скажем, утверждаемость судебных актов в вышестоящей судебной инстанции и своевременность рассмотрения дел, не может в полной мере характеризовать работу судьи. Если не сказать категоричнее, эти два критерия для объективной оценки вообще не годятся. Должно быть значительно больше компонентов, позволяющих анализировать саму суть судейской работы, учитывать нагрузку, обеспечение условий для отправления правосудия, психологическое состояние судьи. Такой подход исключал бы необъективность, личные вкусы руководства, подгонку показателей при оценке результативности. В настоящей статье хотелось бы затронуть психологическую составляющую работы судьи, которая до сих пор по непонятным причинам остается без внимания.
     Последний Всероссийский съезд судей был в декабре 2008 года (седьмой по счету начиная с октября 1991 года). Президент России Д.А. Медведев выступил на нем с программной речью о дальнейшем реформировании судебной системы, повышении эффективности работы судов и уровня доверия к ним населения. По последним к тому времени данным опроса «Левада-Центра», 65% россиян не считали суд справедливым, следовательно, у российского суда не могло и не может быть высокого авторитета, а у судейской должности - престижности. 
     В чем же дело? Ведь ответственность судьи огромна, нагрузка тоже, а условия работы и материальное обеспечение не соответствуют возложенным на судью задачам (как, кстати, и у милиционеров, прокуроров и т.д.). И ситуация становится только хуже. 
     В середине 90- гг. прошлого столетия российское Министерство труда исследовало существовавшую нагрузку на арбитражного судью и на основе полученных данных вывело ее норматив. Конечно, и сами руководители судов на местах (один из авторов статьи работал тогда председателем Арбитражного суда Вологодской области) по заданным параметрам производили необходимые расчеты и отсылали наверх, а уже министерство, ориентируясь в том числе на полученные данные, делало окончательные выводы. В результате была выведена средняя, на наш взгляд, разумная, научно обоснованная цифра нагрузки на одного судью, равная приблизительно полтора десяткам дел в месяц. Получалось, что при таком нормативе нужно было уже в то время штат судей (а значит, и штат их помощников, секретарей судебных заседаний и других специалистов) увеличить в три - четыре раза. Требовалось и предоставление новых помещений, и увеличение финансирования. Естественно, Минфин положительного заключения не дал. Дело заглохло. 
     В 2007 г. Высшим арбитражным судом РФ и ФГУП «НИИ труда и социального страхования» также проведены научно-исследовательские работы по определению норм нагрузки на судей и работников аппаратов арбитражных судов. И вновь исследователи вышли на те же цифры. И снова понимания у финансистов не нашли.
     И по сей день такого норматива не существует. Компетентность судов (подведомственность им споров) из года в год расширяется, количество рассматриваемых дел растет, а численность судей остается практически той же. К примеру, только в 2009 г. в Арбитражном суде Вологодской области число рассмотренных дел увеличилось на 42,6%, средняя нагрузка на судью составила 72 дела в месяц. В Четырнадцатом арбитражном апелляционном суде общий рост дел составил 36,5%, ежемесячно каждый судья участвовал в рассмотрении 96 дел. Мы не приводим статистику по судам общей юрисдикции, там обычное явление рассматривать 100 и более дел в месяц.
     В СМИ, в Интернете на форумах и в блогах шумно рассуждают о негативном восприятии судов и судей, о том, что они не выполняют своих задач, а если выполняют, то плохо, что они неграмотны, ангажированы, что они в своей корпоративной, замкнутой среде творят, что хотят.
     Но на самом деле существует несоответствие между мнением, сложившимся в обществе о работе судьи, и действительностью, которую судьи хорошо знают. Несколько лет назад в СМИ был опубликован аналитический отчет по теме «Отношение россиян к судам и судебной системе», подготовленный Всероссийским центром изучения общественного мнения. Социологический опрос проводился в 39 областях, краях и республиках России. Исследование подтвердило, что восприятие населением современной российской  судебной системы в значительной степени основано на недостоверных сведениях. Лишь 10,4% участников опроса уверенно сказали, что они хорошо знают работу судов, а каждый второй участник (49%) в своих оценках исходил из информации, черпаемой из СМИ, со слов знакомых и коллег. По другим источникам 90% населения в судах не бывали и свое мнение сформировали на основании материалов газет и телевидения. Так что в массовом сознании россиян устойчивый негативный образ судов и судебной системы в целом создается неправильными сведениями.
     До настоящего времени личность судьи, его психологическое состояние, психическое и физическое здоровье не рассматриваются как важная составляющая условий его профессиональной успешности и качества работы судебной системы вообще. В большинстве случаев судья приобретает психологическую компетентность стихийно, опираясь только на жизненный опыт и интуицию и лишь изредка на какую-то тематическую литературу. В некоторых случаях, конечно, на это обращают внимание, реализуют какие-то мероприятия, разрозненные усилия предпринимаются председателями: организуются занятия с психологом, выделяются кабинеты для психологической разгрузки, помещения под тренажерные залы, помещения под тренажерные залы, создаются физкультурно-оздоровительные комплексы (в новых зданиях). Но в целом никакой системы, контролируемой сверху, не существует. 
     Как уже сказано, требования к судьям как носителям судебной власти неуклонно повышаются, количество дел растет, идет строгий спрос за отмену и изменения судебных актов, нарушение сроков их рассмотрения. Чтобы как-то уложиться в рамки этих требований, нужно как минимум успеть проанализировать законодательство и судебную практику, изучить материалы дел, качественно рассмотреть их и составить мотивированные судебные акты    (и все это делать быстро). Рабочий день судьи (и его помощника тоже) длится 10 - 12 часов, в том числе в субботу и воскресенье. При уходе в отпуск первую неделю судья все еще продолжает работу, завершая свои предотпускные дела. И так происходит из месяца в месяц, из года в год. У каждого судьи постоянно нарастает ощущение острой нехватки времени, появляется привычное состояние не спадающего внутреннего напряжения.
     Вместе с тем проблеме профессионального судейского стресса нужного внимания не уделяется.
     Мы изучали стрессогенные факторы в деятельности судей Арбитражного суда Вологодской области и Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда. Самым стрессогенным фактором, по мнению большинства судей, является большое количество рассматриваемых дел в день. Угроза нарушения сроков рассмотрения дамокловым мечом висит над головой судьи. Он знает, что причины единичных случаев нарушения еще как-то можно объяснить руководству, однако когда объективно их число переходит некий незримый, но интуитивно ощущаемый предел, руководство делает типичные выводы: «ты не умеешь», «не справляешься», «твои показатели самые плохие» и т.п. Хорошо, если дело рассмотрено в одном судебном заседании и в предполагаемый отрезок времени, не вышедший за рамки графика рабочего дня, или если дело неявочное. Но согласно статистике разбирательство каждого девятого-десятого дела откладывается по разным независящим от суда причинам. Вместе с тем АИС «Судопроизводство» это не учитывает и продолжает судье автоматически распределять все новые и новые иски и жалобы. И конца-краю этому не видно, а до выслуги лет и возможности выхода в отставку еще далеко.
     Постоянное ощущение нехватки времени - второй по степени давления стрессогенный фактор. Эти два сильнейших психических раздражителя появляются с первых дней работы судьи.
     К экстремальным факторам судебной деятельности также относятся жесткая регламентация труда судей процедурным законом, осуществление профессиональных обязанностей в условиях навязывания общественного мнения, так называемые информационные помехи, необходимость быстро включаться в деятельность по руководству судебным разбирательством. А если в этот день назначено к рассмотрению сразу 8 - 16 и более дел (что не редкость), то приходится и оперативно переключаться на рассмотрение совершенно другого дела как по фабуле, так и по основаниям и предмету спора. И конечно же немаловажна здесь исключительная персональная ответственность за последствия своих действий и решений.
     Согласно Закону от 26.06.1992 № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» и Кодексу судейской этики судья при исполнении своих полномочий и во внеслужебных отношениях должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнение в его объективности и беспристрастности. Эти требования обуславливают необходимость самоограничения судьи, вольно или невольно судья вынужден сужать круг общения и усиливать критическое отношение к своему поведению и поведению окружающих. Также подвержены воздействию судебного стресса члены семей и близкие родственники судей, психика которых вовлекается в совместные переживания, в ощущения тревожности и одиночества. Незаметно, но неуклонно происходит социальная изоляция судей. 
     По данным исследователей, для 70% судей ограниченность социальных контактов становится насущной проблемой. Как было показано выше, на полноценный отдых и семью времени тоже не остается. Отсюда удручающая статистика разводов, предоставленных самим себе детей, судей-женщин, никогда не выходивших замуж, матерей-одиночек. А ведь в судейском корпусе большинство - женщины…
     В постановлении Совета судей РФ от 26.12.2002 № 86 констатировалось, что специфические условия труда судей, работа которых связана с информационным и эмоциональным стрессом, психическим снижающим иммунитет напряжением, высокой ответственностью за принимаемые решения, способствуют развитию заболеваний, ведущих к преждевременной утрате трудоспособности.
     Проводившимися исследованиями в области судебного стресса отмечены в структуре психосоматических расстройств у судей заболевания желудочно-кишечного тракта (язвенная болезнь желудка, двенадцатиперстной кишки), сердечно-сосудистой системы (ишемическая болезнь сердца, гипертоническая болезнь), расстройства вегетососудистого характера (головные боли, кризы, головокружения, бессонница, раздражительность), психические расстройства (депрессивные состояния), заболевания кожи (дерматиты, дерматозы). Результатом длительной работы в таком режиме, в каком трудятся судьи, являются расстройства сна у 79%, систематический прием успокаивающих препаратов у 63,5% анкетируемых.
     Исследований на эту тему немного. Даже в Интернете найдено всего несколько материалов, более-менее показывающих влияние характера работы судей на их физическое и психическое состояние.
     Как указывает исследователь И.В. Сумароков в статье «Судебный стресс», опубликованной в журнале «Российская юстиция» № 12 за 2003 г. (стр. 60-63), первым, кто заговорил об этой проблеме, был психолог  И. Циммерман на Конференции Верховных судей Соединенных Штатов в  1980 г. (30 лет назад!). Его доклад, воспроизведенный в дальнейшем в Judge's Journal, стал поистине классическим, открывшим глаза на эту всегда существовавшую, но никем не замечавшуюся важную государственную проблему. Поэтому с начала 80-х гг. прошлого столетия в США и Канаде в систему подготовки судей включается программа по судебному стрессу и совладению с ним. (См. также статью И.В. Сумарокова в соавторстве «Судьи работают на износ. В судах нужны кабинеты психологической разгрузки» в журнале «Российская юстиция». 2001. № 8. стр. 75-76).
     Есть такое распространенное нынче понятие, как «профессиональная деформация личности», и ее разновидность (форма) - «синдром эмоционального выгорания». Психологи полагают, что это болезнь современного общества. Хотя статистики на этот счет нет, но данный синдром широко распространен. Больше всего ему подвержены работники коммуникативных профессий, т.е. вынужденные во время выполнения своих обязанностей тесно общаться с людьми (врачи, учителя, работники силовых структур и др.). Сюда относится и судейская профессия. При этом личностью вырабатывается механизм психологической защиты в форме полного или частичного исключения эмоций  (понижения их энергетики) в ответ на психотравмирующие воздействия. Он проявляется как состояние физического и психического истощения (выгорания), вызванного эмоциональным перенапряжением (усталость, раздражительность, тревога, апатия, снижение понимания и сочувствия по отношению к коллегам, участникам судебного процесса и т.д.). Его разрушающее воздействие сказывается на качестве продуктивности судейского труда.
     Необходимо учитывать и различные типы реагирования на профессиональный стресс. Если для одних сотрудников это побудительный фактор, позволяющий мобилизоваться, то для многих других - потрясение, снижающее работоспособность и приводящее к ошибкам. Мы знаем, как бывает велика цена ошибок, допускаемых судьями (можно вспомнить недавний печальный пример, когда судья в череде рассматриваемых дел перепутала и освободила из-под стражи опасного преступника, а тот благополучно скрылся).
     Поэтому несоответствие индивидуально-психологических качеств личности специфическим профессиональным требованиям в судебной системе способствует возникновению состояния психического перенапряжения, приводящего к неудовлетворенности избранной профессией и низкому качеству работы.
     Чтобы соответствовать своей непростой должности, судья должен обладать необходимыми психофизиологическими качествами: эмоциональной стабильностью, «помехоустойчивостью», работоспособностью как в критических ситуациях так и в состоянии утомления, способностью быстро ориентироваться, устойчивостью к различным эмоционально-речевым приемам воздействия, к патетическим призывам и сентиментальным оценкам.
     Профессиональная деятельность требует от судьи проявления и таких волевых качеств как решительность, уверенность. Данные качества должны способствовать преодолению имеющихся у него сомнений, колебаний, четкому осуществлению конструктивной деятельности. У судьи должны быть развиты коммуникативные навыки: умение понимать внутренний мир собеседника и учитывать его психологические особенности, менять в зависимости от обстоятельств манеру и стиль общения. К коммуникативным навыкам относятся и проницательность, бесконфликтность, а также интеллектуальные способности, такие как гибкость мышления, широкий кругозор, эрудиция и т.д. Однако практика свидетельствует, что у судьи могут развиться личностные качества, отрицательно влияющие на работу: недоверие, подозрительность, самоуверенность, черствость, грубость, несдержанность.
     Задачи повышения качества правосудия и эффективности судебной системы, о которых много говорят в последнее время, объективно приводят к предъявлению повышенных требований к судьям и кандидатам на вакантные судейские  должности, а именно к их профессиональным, индивидуально-психологическим и нравственным качествам.
     На сегодняшний день законодательно предусмотренной совокупности предъявляемых со стороны квалификационной коллегии требований к кандидату при решении вопроса о его рекомендации на должность судьи явно недостаточно.
     На наш взгляд, следует более четко определять у конкретной личности потенциальные способности к судебной деятельности, присутствие положительных личностных установок. Уже на первом этапе отбора необходимо выявлять у кандидатов наличие утилитарно-корыстной мотивации; возможность асоциальных установок; негативные психические состояния (тревожность, утомление, психическая напряженность), существенно ослабляющие познавательную активность и проявление профессионально значимых способностей, опыта; вероятность возникновения психосоматических расстройств и заболеваний, связанных с профессиональной  деятельностью; возможность употребления психоактивных препаратов (куда относится и алкоголь).
     Все это диктует необходимость психодиагностического обследования как кандидатов так и работающих судей. Подобное обследование позволяет раскрыть структуру личности и описать ее характерологические особенности. По данному вопросу неоднократно положительно высказывались Совет судей РФ, ученые-психологи и юристы.
     Психологическое обследование следует применять и в отношении лиц, поступающих на должности государственной службы в аппарат суда - помощников судей, секретарей судебных заседаний. Это обусловлено тем, что в пополнении судебного корпуса заметный удельный вес имеют именно эти работники суда (по судам в Вологодской области - около 25%). Поэтому целесообразно проводить их психологическую диагностику уже на раннем этапе профессионального становления, когда еще можно скорректировать те или иные негативные моменты.
     Президиум Совета судей РФ в постановлении от 26.07.2002 № 41 и коллегия Судебного департамента при Верховном Суде в решении от 18.06.2002 № 2/1ксд признавали целесообразным организацию экспериментального использования методов психодиагностического обследования при изучении личности кандидата на должность судьи. С тех пор прошло восемь лет. Но при всех плюсах указанных методов до сих пор на законодательном уровне ни один из них не закреплен. Более того, использование психодиагностического обследования кандидатов на должность судьи в Вологодской области около двух лет назад сошло на нет из-за проблем с финансированием. Сожалеют об этом председатели всех судов, видя очевидную полезность проводившихся исследований даже в условиях эксперимента.   
     В Вологодской области в период с 2003 по 2008 г. психодиагностику прошли 252 кандидата в судьи и переназначавшиеся судьи. Среди обследованных было 66% женщин и 34% мужчин. 
     Результаты проведенного добровольного исследования показали, что в основном соответствуют требованиям должности (с выводом «рекомендуется») 80% обследованных и минимально соответствуют требованиям (с выводом «рекомендуется условно») 20% кандидатов. 
     При вынесении заключений с выводом «рекомендуется условно» были определены следующие показатели «риска» экспертной оценки условной профпригодности кандидатов:
     - импульсивность, конфликтность;
     - признаки вегетоэмоциональной неустойчивости;
     - склонность к невротическому типу реагирования в ситуации стресса;
     - высокий уровень тревожности;
     - трудности социальной адаптации;
     - недостаточная интеллектуальная продуктивность.
     В некоторых случаях обследование выявило круг проблем, которые заставили отнести кандидата к разряду акцентуированных личностей, т. е. с отдельными чрезмерно усиленными чертами характера, обладающими тенденцией к переходу в патологическое состояние в неблагоприятных (психотравмирующих) условиях.
     Поскольку проводившееся в эти шесть лет психологическое обследование носило экспериментальный характер и не было обязательным, то и результаты его не являлись для квалификационной коллегии судей основанием к отказу в даче рекомендаций к назначению на должность судьи. Поэтому «рекомендуемые условно» в будущем также получили статус судьи. Хотя, возможно, обязательный в этом случае отказ в даче рекомендаций мог бы защитить как самого кандидата от непосильной по психоэмоциональным и психофизическим параметрам деятельности, снижая риск возникновения у него психосоматических заболеваний, так и общество от негативных последствий его профессиональной деятельности.
     Психологический отбор мог бы обеспечивать одновременно как научную обоснованность назначения на должность наиболее подходящего кандидата так и выявлять характерные качества личности, проявления которых следует учитывать. 
     При этом психодиагностика должна быть прежде всего узаконена, носить систематический, а не разовый характер применения при поступлении на должность. Периодичность такой диагностики можно было бы привязать к очередной аттестации судей, переназначению председателей судов.
     Психологическое сопровождение судебной деятельности, по нашему глубокому убеждению, должно стать постоянным. Кабинет психолога необходим если не в каждом суде, то во всяком случае нужен один психологический центр на несколько судов (в сельских районах). Все наше российское гражданское общество, хочет, чтобы суд был справедливым и авторитетным, скорым и правым, доступным и открытым. В этом вопросе все решают кадры. А кадры должны быть с высоким профессиональным потенциалом, не только юридическим, но и личностным. Следовательно, нужен их отбор и дальнейшее обеспечение условий их деятельности. Если говорить о культуре суда в целом, важными и полезными могут быть и другие направления психологического обеспечения, например психологическая корректировка тактики ведения судебных заседаний, мероприятия для улучшения климата в коллективе - профессиональная психопрофилактика, не связанная непосредственно с отправлением правосудия, но обеспечивающая его качество и т.д. (Еще З. Фрейд в свое время со свойственной ему меткостью грустно заметил: «Цель психоаналитической терапии - заменить крайнее невротическое состояние пациента нормальным несчастием повседневной жизни» (из книги Ст. Грофа «За пределами мозга» М., 1993 г. стр. 425).
     Несмотря на то, что перспективы работы психологов в судебной системе самые широкие, сегодня данное направление находится едва ли не в зачаточном состоянии. Основной причиной этого, на наш взгляд, является недостаточно четкое осознание тех возможностей, которые дает правосудию психология.
     Поскольку ситуацию с нагрузкой на судью и с его профессиональной деформацией в форме эмоционального истощения в целом никто не видит и, как следствие, никто ни за что не отвечает, вероятно, по нормам нагрузки смог бы сказать свое веское слово Конституционный Суд или же Совет судей Российской Федерации?
     Можно, конечно, все оставить как есть и бесконечно требовать от судебной системы и конкретного судьи качества работы. Но трудно это требовать при нагрузке в 70-130 дел в месяц. Вернее, требовать не трудно, но исполнять возможно лишь с большими потерями как для человека, так и для общества.



Информация о делах


Календарь дел

Подписка на новости и актуальные вопросы

Разработка веб-ресурса - ЗАО "Информационная компания "Кодекс" на основе платформы "Кодекс: Сайт"