Сегодня вторник, 21 ноября 2017 года 02:09
Телефон информационно-справочной службы: 8 (8172) 78-09-14, 78-09-16
Главная страница / Публикации

Культура судопроизводства в России должна быть на высоком уровне 



(статья опубликована в журнале «Российское право» в апрельском номере за 2007 год)

     
     История создания Арбитражного суда Вологодской области, как и других арбитражных судов России, традиционна. Зарождение, развитие, деятельность коммерческих (торговых) судов происходили еще в царской России, до их ликвидации после Октябрьской революции 1917 года. Советским правительством вместо них в 1922 году были созданы Арбитражные комиссии, а в 1931 году органы Государственного арбитража, которые просуществовали до 1991 года. С началом глубоких преобразований в экономике и формированием рыночных отношений на рубеже 90-х годов XX века возникла насущная потребность в создании в судебной системе России судов, специально приспособленных для рассмотрения коммерческих споров.
     Поэтому Постановлением Верховного Совета РСФСР от 1 октября 1991 года «О введении в действие Закона РСФСР «Об арбитражном суде» госарбитраж, а также ведомственные арбитражи были упразднены и в 1991-1992 годах созданы арбитражные суды. Первый председатель Арбитражного суда Вологодской области - Матеров Николай Владимирович - был избран Верховным Советом России 20 марта 1992 года, а состав судей -11 июня 1992 года. Фактическим началом деятельности Арбитражного суда Вологодской области в полном объеме можно считать июнь 1992 года. 7 сентября 2006 года Пленум Высшего арбитражного суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 2 и 13 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации», принял постановление о начале деятельности Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда в городе Вологде. О том, как функционирует и развивается новый орган судебной власти, мы беседуем с его председателем - Николаем Владимировичем Матеровым.

     - Николай Владимирович, расскажите, как создавался Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд?
     - Четырнадцатый суд - это один из двадцати апелляционных судов, функционирование которых законом предусмотрено в России. Более половины из них уже работают. Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд осуществляет проверку судебных актов, принятых арбитражными судами Архангельской области, Вологодской области, Новгородской области, Псковской области, Тверской области.
     Суд начал свою деятельность 20 сентября 2006 года. Руководство области с интересом отнеслось к тому, что в Вологде будет функционировать межрегиональный арбитражный суд второй инстанции, поэтому в основном из областного бюджета финансировались работы по реконструкции здания. Работы было много, так как от прежнего здания (когда-то это был Дом политического просвещения обкома КПСС, а потом торговый центр) в ходе реконструкции остались только несущие стены да перекрытия, а превратить его надо было, по существу, в настоящий Дворец Правосудия.
     До тех пор мы, несколько человек, - председатель, главный бухгалтер, начальники отделов информатизации и технического обеспечения, работник по кадрам, так сказать, «дирекция строящегося объекта» - временно обитали на площадях Арбитражного суда Вологодской области, где когда-то я и начинал свою работу председателем.
     Конечно, жалко было оставлять свой родной арбитражный суд, которому отдано более 13 лет жизни, и нелегко начинать все «с нуля» - ходить на строительные планерки, регистрировать юридическое лицо, вставать на необходимые разнообразные учеты, открывать счет в казначействе, где некоторые работники посматривали на нас с интересом: «А кто вы такие, откуда вдруг взялись?» А с началом работы Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда на нас обрушилась целая лавина апелляционных жалоб, в среднем по 400 в месяц, это на 15 судей.
     -  А почему так мало судей? Если около 30 дел приходится на судью в месяц только в докладе, да еще нужно участвовать в коллегиальном рассмотрении у других судей, получается, что изучать дела, готовить постановления просто некогда?
     - Такова реальность. Дело в том, что структура апелляционного суда была утверждена еще три года назад, и на начальном этапе его деятельности предусматривалось 20 судей (включая руководство), но и этого мало. Лично я считаю, что нашему суду с его нагрузкой необходимо примерно 30 судей, тогда можно бы нормально готовиться к делам, более-менее работать без особого напряжения. Однако и тот штат судей, который нам дан, мы пока полностью не успели укомплектовать.
     - А по какому принципу формировались судейские кадры?
     - По принципу преемственности, то есть все назначенные судьи и кандидаты имеют достаточный опыт работы в судах первой инстанции. Наверное, это логично и правильно - чтобы дать оценку вынесенному судебному акту, нужно знать изнутри «кухню» судопроизводства, вплоть до методики составления протокола судебного заседания и справочного листа в деле. Одиннадцать «назначенцев» (в том числе и я) пришли из Арбитражного суда Вологодской области, еще четверо - из судов общей юрисдикции, все - со стажем судейской работы от 5 до 25 лет. Один из судей окончил Ивановский государственный университет, остальные - Вологодский филиал Московской государственной юридической академии. Некоторые работают над кандидатскими диссертациями. Средний возраст 40-45 лет. Как видите, сочетание хорошее - достаточно профессионально опытные и жизнью умудренные юристы.
     - И, тем не менее, ощущается дефицит кадров?
     - Дело не столько в дефиците, сколько в крайне медленной временной процедуре назначения судьи: от объявления конкурса на вакантную должность и до принятия Президентом Указа о назначении проходит в среднем год, а то и полтора. Дает знать о себе и кадровый дефицит. Из Арбитражного суда Вологодской области в апелляцию перешли 11 судей, считайте, одна треть его наличного состава. Не будешь же «раздевать» областной суд и дальше, им самим тяжело сегодня. Поэтому к нам назначены четыре судьи из судов общей юрисдикции. И еще пять кандидатов находятся на рассмотрении в Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации. Так что укомплектуемся мы нескоро. Но уже сейчас просим Высший арбитражный суд добавить нам численность судей. Суд призван быть не только справедливым, но скорым и правым. А какой суд сможет удовлетворить этим требованиям при дефиците кадров, запредельной нагрузке и поточном рассмотрении дел? 
     - Устраивает ли Вас, как руководителя, качество подбора Квалификационными коллегиями кандидатов в судьи?
     - Не совсем. На мой взгляд, следует улучшить подбор судейских кадров еще на стадии сдачи кандидатами квалификационного экзамена на должность судьи, но для этого нужно изменить Положение об экзаменационных комиссиях. Сейчас кандидатам выставляются оценки по четырехбалльной системе, а нужно просто «сдал» или «не сдал».
     Нередко мы наблюдаем, как участвующие в одном конкурсе, более умный, способный, с судейским складом ума, но получивший «удовлетворительно» на экзамене претендент остается, так сказать, «на обочине»; а получивший «хорошо» или «отлично», но не имеющий таких качеств, рекомендуется к назначению в судьи. Ведь организационно-правовой модели Идеального судьи в России не существует, поэтому квалификационная коллегия при отборе кандидата полагается на интуицию своих членов или мнение председателя суда. А то и другое далеко не всегда бывают верными. Иногда единственным аргументом в пользу того или иного кандидата является только оценка на балл выше. А разве главное в этом?
     - Что, на Ваш взгляд, требует внесения корректив в этот процесс?
     - Следует изменить, в частности, формулировку пункта 1.1 Положения об экзаменационных комиссиях, о цели квалификационного экзамена. Сегодня его цель: установить у претендентов наличие «профессиональных знаний, необходимых для работы в суде определенного вида и уровня». Но что такое «профессиональные знания» для кандидата? Все-таки это чересчур размытая формулировка, а нужно (через посредство экзамена) выявить у него наличие знаний теории и философии права, нормативных правовых актов и умения их применять, то есть то, чему учили в вузе плюс опыт пятилетней практики.
     Это позволило бы уже на стадии сдачи экзамена выявлять у претендентов способности к аналитическому мышлению, принятию обоснованного судебного решения в случае отсутствия однозначной регламентации в нормативных правовых актах, наличия пробелов или противоречий в них, то есть к мышлению на доктринальном уровне. Вот это и нужно сделать целью квалификационного экзамена.
     Экзамен сдать непросто даже сегодня. Как отмечают некоторые ученые, квалификационный экзамен кандидата в судьи проводится не на уровне текущего семестрового экзамена, и даже не государственного экзамена в вузе, а на уровне экзамена, обычно именуемого кандидатским минимумом.
     Ну и, конечно же, в обязательном порядке должны быть психологическое тестирование и испытание на владение навыками письменной речи. Например, написать изложение, как в школе. То есть проверять уровень способностей у экзаменуемого выполнять разносторонние функции судьи и наличие у него соответствующих для работы судьей психологических характеристик.
     Кроме того, нужен единый экзамен для претендентов в судьи всех видов и уровней судов. Закон о статусе судей является единым для всех, почему же экзамен на судью должен быть различным? Ведь судьи, нередко переходя из одной системы судов в другую (например, из уголовного состава суда общей юрисдикции в арбитражный суд) не сдают каких-либо испытаний.
     Все это вместе могло бы способствовать качественному подбору кандидатов в судьи и более быстрому решению кадровой проблемы.
     - Николай Владимирович, как выстраиваются взаимоотношения с другими судами системы: первой инстанцией, кассационной? Есть ли здесь проблемы, и какого они плана?
     - Для начала, я думаю, нужно изучить накопившийся опыт уже функционирующих апелляционных судов арбитражной системы: Девятого, Десятого, Тринадцатого, поездить и приглядеться. Кстати, в Петербург, в Тринадцатый суд, я приезжал, когда наш суд только-только рождался и мы сильно нуждались в ободряющих словах и дельных советах, которые и получили, за что большое спасибо председателю Владимиру Ивановичу Желтянникову и его работникам. Ну и, естественно, на мой взгляд, лично познакомиться с коллективами подпадающих под нашу юрисдикцию судов Архангельской, Новгородской, Псковской и Тверской областей. Я уже не говорю про Вологодский суд, тут мы у них под боком. Конечно, придется оперативно анализировать и обобщать практику, не допускать случаев, когда в соседних залах судебных заседаний, а то и в разных кабинетах будет формироваться различная, взаимоисключающая практика.
     Конечно, проблемы будут, тем более, когда в одном судебном округе работают два апелляционных суда. И вот здесь-то свое веское слово скажет «наш старший брат» Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа. Думаю, что полезную роль будет играть обмен мнениями с судьями на семинарах и при других формах общения, как это широко практикует ФАС СЗО.
     Я думаю, судье, пришедшему в апелляцию из арбитражного или другого суда первой инстанции, нужно еще какое-то время, так сказать, на адаптацию к своему новому статусу. Не следует это сбрасывать со счетов на начальном этапе деятельности суда.
     Кроме того, если раньше руководители арбитражных судов, оценивая качество работы конкретного судьи, например, для характеристики или представления к присвоению очередного квалификационного класса, не брали во внимание его роль в апелляционном составе как «бокового судьи» (то есть не докладчика), то в апелляционном суде эти моменты исключаются: здесь все трое судей всегда должны нести полную ответственность за свою работу и не допускать непозволительного брака, отвечать за который также придется каждому.
     Конечно, положение апелляционной инстанции, находящейся между двумя другими инстанциями, является непростым, а это говорит о том, что судьи должны не только обладать высочайшей юридической компетенцией и квалификацией, но и столь же высокой общей и правовой культурой, хорошей грамотностью. Мы знаем, какие небрежности порой допускают судьи, но в то же время видим и нагрузку, с которой они работают. Апелляционный суд будучи вышестоящей инстанцией небрежностей позволить себе не может, иначе это будет дискредитировать правосудие страны.
     Потребуется еще достаточное время, чтобы изучить опыт деятельности вновь созданных в России апелляционных судов (материала хватит не на одну диссертацию), их взаимоотношений не только с судами первой инстанции и окружными судами, но и друг с другом.
     - А какие принимаются меры, чтобы суд был скорым и доступным?
     - Прежде всего, стараемся свести к минимуму возможные возвращения апелляционных жалоб. Например, при оставлении апелляционной жалобы без движения устанавливаем срок, достаточный для устранения обстоятельств, послуживших основанием для оставления жалобы без движения;
      при невручении подателю жалобы определения суда об оставлении жалобы без движения (по независящим от суда причинам) он извещается об этом определении всеми возможными способами (они предусмотрены в части 3 статьи 121 АПК РФ), направленными  на то, чтобы рассмотрение жалобы состоялось в намеченный срок;
      когда пропуск срока подачи жалобы незначителен и отсутствует ходатайство о его восстановлении, то судья принимает меры для выяснения причин пропуска, подателю жалобы предоставляется возможность заявить ходатайство о восстановлении срока на обжалование.
     Если из полутора сотен ходатайств отказано в восстановлении срока на подачу жалобы лишь в десятке случаев, то можно сделать вывод, что суд участливо и внимательно подходит к рассмотрению таких просьб. Да и возвращаем мы жалоб немного, примерно 10 процентов, опять же обращу внимание, при рассмотрении около 30 дел в месяц на судью. Ну и контролируем сроки рассмотрения, с нарушением рассмотрено всего 3 процента жалоб.

     - «Зона» действия Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда -это Архангельская, Вологодская, Новгородская, Псковская и Тверская области. Все они на многие сотни верст удалены от апелляции, естественно, кроме Вологды. Из некоторых мест без пересадок и не добраться до вас. Наверное, большинство дел рассматривается в отсутствие сторон? 

     - Наоборот, явочных дел 70-80 процентов. Мы тоже вначале удивлялись, но потом поняли, что это одно из доказательств доверия апелляционной системе, ее эффективности. Вот, если бы еще сделать кое-какие поправки в Арбитражный процессуальный кодекс... Об этом уже писала доктор юридических наук, председатель Арбитражного суда Свердловской области И.В. Решетникова в своей статье «Оптимизация арбитражного процесса и деятельность апелляционных судов», которая опубликована в журнале «Вестник Высшего арбитражного суда Российской Федерации». С ее позицией я абсолютно согласен.
     В статье Ирины Валентиновны изложено несколько интересных идей, к примеру, в одной из них она предлагает передать судам первой инстанции функцию принятия апелляционной жалобы и назначения ее к рассмотрению в апелляции. А в эту функцию входит и оставление апелляционной жалобы без движения для устранения недостатков, и возврат жалоб на определения, не подлежащие обжалованию, жалоб, не оплаченных госпошлиной и пр.
     Суды первой инстанции территориально наиболее приближены к участникам процесса, значит, и извещение их могло бы стать более быстрым. При этом произойдет существенная процессуальная экономия времени (не в днях, а неделях и даже больше!), экономия расходов по пересылке дел и жалоб, труда работников аппарата суда, и, что самое главное, лучше будут защищены права участников процесса. Опять можно вспомнить о скором суде! Одни плюсы. Жаль, если идеи И.В. Решетниковой останутся без внимания. Тем более, что с такой работой уже более сорока лет (с 1964 года) успешно справляются районные суды общей юрисдикции.
     - Вы долго работали в суде первой инстанции, сейчас вот - в апелляции, что можно сказать о культуре правосудия в широком смысле?
     -  Вы знаете, я всегда ратую за культуру судебного процесса, судейскую этику, качество судебных решений, языковую грамотность тех, кто причастен к правосудию, но в особенности судей, конечно. Ведь решение суда имеет силу закона, значит и язык его, и правовая грамотность должны быть безупречны. Работая в областном арбитражном суде, а это не много - не мало 13 лет, на эти моменты постоянно обращал внимание судей и работников аппарата. Но когда в апелляцию стали поступать дела из других судов, вижу, что эта работа требует настоятельного внимания и продолжения.
     Как это делать? Процессуально апелляция лишена возможности непосредственно влиять на культуру и этику процесса, качество оформления дел и судебных актов в других судах, разве что своим примером. В судах общей юрисдикции вышестоящие инстанции практикуют вынесение частных определений, в которых обращают внимание судей на допущенные недостатки по делам (волокиту, небрежность и пр.). Мне кажется, через посредство вынесения частных определений мы тоже могли бы влиять на качество работы судей и работников аппарата нижестоящих судов, вот только из АПК РФ 2002 года статья о частных определениях почему-то исчезла...
     Видимо, нужно искать новые формы работы (семинары, встречи с судьями на местах, центральные курсы повышения квалификации...). В Соединенных Штатах Америки хорошее владение письменной речью тоже не является обязательным требованием для назначения судей. Нотам создаются специальные учебные программы для судей, обучающие навыкам письма. Например, в Вермонте каждый год проводится недельное обучение судей, так называемый «судебный колледж», и один день из этой недели посвящен навыкам написания решений. Преподавателями являются специалисты по письменной речи, не обязательно юристы. По-моему, нам ничего не мешает перенять этот опыт.
     - Николай Владимирович, не секрет, что культура судопроизводства в России оставляет желать лучшего. Какие меры, на Ваш взгляд, смогли бы улучшить ситуацию?
     - Безусловно, что культура судопроизводства всегда должна быть на высоком уровне. Я думаю, судьи согласятся с таким тезисом, что каждый из нас своей деятельностью ежедневно и ежечасно формирует имидж суда, в котором работает. Ведь своевременно и законно рассматривать дела - это еще не значит качественно работать. В понятие качества входит, например, и то, как судья выглядит внешне, разговаривает с посетителем или с представителем стороны, насколько культурен в общении с людьми.
     Разница между ожидаемым и действительным течением судебного разбирательства нередко вызывает раздражение. Вместо законных трех месяцев дело в первой инстанции рассматривается, например, шесть. Почему так долго? Часто это не объясняется участникам спора. А причина, к примеру, кроется в том, что судья сначала ушел в отпуск, потом плохо подготовил дело и откладывал его пять раз, то есть проявил безразличие к людям, которых он, как судья, обслуживает, интересы которых он защищает. Люди расценивают подобные ситуации как проявление несправедливости, надменности, чванливости власти. А опечатки в судебных решениях, искажение фамилий участников процесса, бесконечные определения об исправлении этих опечаток, описок, ошибок?
     И мы, понимая все это, при поддержке Высшего арбитражного суда начали с того, что открыли наш Интернет-сайт. Теперь любой желающий может, не выходя из дома, ознакомиться с работой арбитражного апелляционного суда, с информацией о категориях и результатах рассмотренных дел, статистикой апелляции, сравнить работу нашего суда с показателями других судов округа и России, со статьями наших судей и их помощников на правовые темы, опубликованными в журналах и газетах, с новостями из жизни арбитражного суда, арбитражной судебной системы в целом и судейского сообщества.
     - Является ли, по Вашему мнению, существующая структура арбитражных судов оптимальной? Если нет, то какой Вы ее видите?
     - Мне она представляется лучшей, чем имеющаяся в настоящее время структура судов общей юрисдикции.
     Во-первых, потому, что система арбитражных судов более специализированна, отличается более глубоким пониманием и закона, и правовой коллизии, и сути спора.
     Во-вторых, не последнюю роль в этом играет наличие полномасштабной апелляции, то есть возможность повторного рассмотрения дела, переоценки доказательств, и проверки принятых судом первой инстанции актов.
     Ну и, в-третьих, вышестоящие судебные арбитражные инстанции являются межрегиональными, не подпадающими под влияние руководителей органов исполнительной власти на местах.
     В российской правовой газете «ЭЖ-Юрист», один из выпусков которой был посвящен 10-летию федеральных арбитражных судов округов, бывший первый заместитель Председателя Высшего арбитражного суда Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор М.К. Юков критически высказался о создании арбитражных апелляционных судов: «Создание апелляционных судов увеличивает затраты, не создает благоприятной ситуации... Поэтому идея апелляционных судов несовершенна...».
     Я с этим утверждением согласиться не могу. Действительно, апелляционные, да и кассационные, арбитражные суды географически в ряде случаев расположены достаточно далеко от участников процесса. Например, Красноярский край, Хабаровск - это тысячи километров от других регионов. Для сторон это не всегда благоприятно, затрудняет участие в судебных заседаниях. Но в смысле отделения апелляции от суда первой инстанции это, безусловно, правильный шаг.
     Возьмите, например, Арбитражный суд Вологодской области. Штат состоит из 36 судей, фактически работают 27-28. При этом рассматривалась тысяча апелляционных дел в год. Нагрузка по первой инстанции составляет около 80 дел в месяц. Мы (когда я там работал) не могли себе позволить выделить апелляционный состав в самостоятельную единицу, поэтому в апелляции у нас участвовали все судьи. Отменяли, изменяли, оставляли без изменений решения друг друга.
     С точки зрения объективности, беспристрастности, конечно, такая ситуация вызывает большие вопросы. Да и статистика дает нам весьма незавидную картину: за последние три года (до создания апелляционного суда) апелляционной инстанцией Арбитражного суда Вологодской области от числа обжалованных отменено и изменено 6,1% судебных актов, а кассационной инстанцией - почти 22%! Только за одно полугодие 2005 года жалобы по 77 делам были направлены в кассацию, минуя апелляцию, по 15 делам решения отменены (19,5%). А если посмотреть статистику по другим судебным округам? Сколько кассационной инстанцией отменено наряду с судебными актами первой инстанции апелляционных постановлений? Сколько подано кассационных жалоб, минуя апелляционную инстанцию судов субъектов только потому, что «там все свои, вместе чай пьют»? Поэтому с позицией М.К. Юкова о несовершенстве идеи создания отдельно функционирующей, полноценной судебной инстанции я не согласен. Необходимо добиться единообразия (а не десяти вариантов) судебной практики на уровне арбитражных судов округов и в целом по России - здесь спора нет, я поддерживаю Михаила Кузьмича, но это, видимо, задача для Высшего арбитражного суда Российской Федерации.
     - Николай Владимирович, в заключение нашей беседы, хотелось бы узнать, что необходимо для повышения доступности и эффективности судебной защиты прав человека в нашей стране?
     -  За последние пятнадцать лет сменились все кодифицированные законы: Гражданский, Уголовный, Трудовой, Жилищный, Семейный, Административный, процессуальные кодексы, появились новые, такие, как Налоговый, Таможенный и другие. Все они скоординированы с Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Поэтому судебная защита прав человека стала более надежна.
     Сегодня эта защита обеспечивается и мерами принудительного исполнения судебных решений. Правда, бывает, что с такими мерами не все получается, но это уже отдельная тема для разговора. Во всяком случае, люди поняли, что в правовом государстве высшую защиту обеспечивает именно судебная власть. Менталитет людей, их мироощущение, их психология в этом отношении развиваются позитивным образом.
     Люди верят суду и находят там правду. Тем не менее газеты и другие СМИ обычно жалуются на суды, на их бюрократизм, волокиту при рассмотрении обращений. Проведенное исследование подтвердило, как ни парадоксально, тот факт, что восприятие населением современной российской судебной системы в значительной степени основано на недостоверных сведениях. Лишь 10,4% участников опроса уверенно сказали, что они хорошо информированы о работе судов. А каждый второй (49%) в своих оценках исходит из той информации, которую черпает из СМИ и со слов своих знакомых и коллег. По другим источникам, 90% населения не бывали в судах и свое мнение формируют из газет и телевидения. Более трети опрошенных (34%) заявили, что практически ничего о судах и их работе не знают. Каждый четвертый ничего не знает о нововведениях, связанных с институтом мирового судейства, а 15% участников опроса вообще не слышали о создании суда присяжных!
     Но я совсем не хочу сказать, что в средствах массовой информации идет кампания по дискриминации судебной системы. Президент России, выступая на VI съезде судей, подчеркнул, что не нужно так думать, что никто такого задания СМИ не давал и дать не мог.
     Мне кажется, что мы сами, руководители судов и судьи, слишком «закрыты» для СМИ, психологически «зажаты». Есть судьи, которые боятся присутствия в судебном заседании представителей телевидения или других журналистов, запрещают вести запись процесса из опасения выглядеть непрезентабельно.
     Сегодня в судах обязательно должны быть сотрудники по связям с общественностью, со средствами массовой информации. Поскольку в системе арбитражных судов России в последние годы есть определенные сложности с обеспечением специалистами аппарата (а ведь заниматься связями с общественностью должен профессионал с достаточно высоким статусом, да и зарплатой тоже), то, на мой взгляд, можно на первых порах ввести должности пресс-секретарей в окружных судах, которые отслеживали бы настроение прессы в регионах, помогали руководителям нижестоящих судов в организации пресс-конференций, составлении пресс-релизов и т. д.
     И, конечно же, сами судьи и их помощники должны постоянно работать на повышение доверия к суду. Но, к сожалению, сегодня их недостаточно учат деонтологии, то есть этическим нормам и принципам поведения для выполнения профессиональных обязанностей. Такие программы хотя и существуют, но на курсах и семинарах, в том числе и центральных, в планы работы почему-то не включаются. А ведь судья и его помощник, да и любой другой работник суда, должны распознавать ситуации, когда даже при первом появлении в суде у гражданина может возникнуть впечатление о предвзятом отношении. Такую ситуацию нужно грамотно преодолеть способом, укрепляющим доверие к судье и уважение к нему. Нужно учить работников суда этому профессионально, чтобы они непреднамеренно не усиливали устно или в иной форме поведения настроение недоверия к судебной системе.



Информация о делах


Календарь дел

Подписка на новости и актуальные вопросы

Разработка веб-ресурса - ЗАО "Информационная компания "Кодекс" на основе платформы "Кодекс: Сайт"